Кочаковский Некрополь (Семейное кладбище Толстых) часть 1

впоследствии Волконские постепенно скупали все части, принадлежавшие другим владельцам, и, в конце концов, объединили Ясную Поляну в одних руках.
Третье из древних надгробий пока расшифровано не полностью из-за плохой сохранности. Оно вделано в стену северо-западного угла церкви. На нем можно прочесть имя «Степан». Возможно, что это эпитафия над прахом Степана Григорьевича Карпова, сына Григория Ивановича Карпова.
Четвертое из древних надгробий принадлежит Исааку Парфеньевичу Хомякову. Оно представляет из себя большую, находящуюся на уровне земли известняковую плиту, расположенную между западными дверями церкви и воротами, ведущими на сельское кладбище. Плита по краям украшена византийским орнаментом в виде жгута и имеет вырезанную славянской вязью надпись:
‘Лета 7159 (1650) сентября в … день представися Раб Божий Исаак Парфеньевич Хомяков’.
Фамилия Хомякова неоднократно встречается в историк Ясной Поляны. Так, дочь Константина Степановича Карпова— Акулина Константиновна (ум. 1711 г.) была замужем за Степаном Власьевичем Хомяковым (ум. 1751 г.). Дочь Федора Федоровича Карпова Анна Федоровна была замужем за Иваном Тимофеевичем Хомяковым. И, наконец, Никита Яковлевич Хомяков в 1775 г. купил часть Ясной Поляны у княгини Наталии Федоровны Урусовой, вдовы Федора Васильевича Урусова. Наталия Федоровна была правнучкой Константина Степановича Карпова, одного из прежних владельцев Ясной Поляны.
В одной из черновых редакций „Начала” романа о Петре 1 Л. Н. Толстой на основании изучения архивных материалов того времени дает описание Ясной Поляны по состоянию на 1708 год. „…В царствовании Петра I в Крапивенском уезде. Московской губернии, в деревне Ясной Поляне, прихода <Кочаков> жило крестьянское семейство…”
И далее:
„…Помещиков в Ясной Поляне тогда, в 1708 году, было 5 (но только один из них, Федор Лукич Карцов, жил в деревне). Самый значительный был — Капитан Михаил Игнатьич Бабоедов. У него было дворовых людей 32 души, да крестьян 105 душ в 11 дворах. Двор у него был большой на горе с краю под двумя соснами. И дом на двух срубах в две связи липовые с высоким крыльцом. Сам он не жил дома, а был на службе в полку, а дома жила его жена Анна Федоровна с детьми, а хозяйствовал всем староста ее, Филипп Июдинов Хлопков. 11 дворов его сидели по сю сторону оврага одной слободой, задом к пруду, против барского двора.
2-й помещик был Федор Лукич Карцов. У этого тоже было дворовых 10 душ и мужиков 60 в 6 дворах. Дворы сидели за оврагом к лесу в другой большой слободе улицей, и в ряду в перемежку с ними сидели еще 7 дворов мелкопоместных: Меньшого, Михаила Трофимовича 4 двора (помещик не жил), два двора вдовы Дурновой и один двор Абремовой вдовы. И вдова и крестьяне жили в одном дворе…”
В статье П. С. Попова „Романы из эпохи конца XVII— начала XVIII вв. История писания романов” сказано, что имена 5 помещиков (Бабоедов, Карцов, Меньшой, Дурнова, Абремова), указываемые Толстым, подтверждаются документально по „росписи Крапивенского уезда села Кочаков церкви… о состоящем при оной церкви в приходе нижепоименованных чинов людям с оставлением против каждого имени о бытии в нынешнем 1740 г. у исповеди”.
Все перечисленные Л. Н. Толстым фамилии помещиков так или иначе связаны с родом Карповых.
Таким образом, из перечисленных материалов, связанных с погребениями на Кочаковской кладбище, становится очевидным последовательное нахождение Ясной Поляны во владении трех родов. С половины XVII до половины XVIII вв. она находилась во владении широко разветвленного рода Карцовых, между членами которого была раздроблена в последний период; с половины XVIII в. Ясная Поляна переходит к Волконским, которые объединяют раздробленные части, и, наконец, с 1822 г.— к Толстым. Расчлененная среди наследников Толстого, она объединяется в заповедник по декрету ВЦИК от 10 июня 1921 г.
Из литературных свидетельств конца XVIII в. имеется упоминание о Ясной Поляне и Кочаках у Василия Зуева Версты за три от Ясной Поляны стояла каменная церковь к ней принадлежащая, но построенная видно более для чужих, нежели для своих мужиков, по тому что позадь ее недалеко находится другая деревня иного помещика Воробьевка”.
III
Кочаковскин некрополь представляет собой небольшое прицерковное кладбище в виде правильного четырехугольника (60X58 кв. метров). Кладбище обнесено хорошо сохранившейся кирпичной стеной. В трех углах ее находятся невысокие башенки, увенчанные луковичными куполами, что придает сооружению характер крепости. У стен кладбища растут сосны, посаженные в 1895 году, они перемежаются со старыми разросшимися березами и липами.
Въезд на кладбище расположен с южной стороны. До гитлеровской оккупации он закрывался литыми узорными чугунными воротами. Половинки ворот передвигались на колесиках по металлическим полукругам, вделанным в каменную дорожку, которая ведет к паперти, а затем опоясывает собою все здание. С восточной стороны находится металлическая решетчатая калитка, а с западной —кирпичная арка, ведущая на примыкающее сельское кладбище.
В центре кладбища находится каменная церковь, в плане представляющая собою корабль. В различные годы она подвергалась существенным изменениям. В общем церковь хорошо сохранилась. По своему характеру она принадлежит к типу небольших одноглавых церквей, получивших распространение на территории Московского государства в конце XVI— начале XVII вв.
Расположенные в северо-восточной части кладбища могилы членов семьи Толстых и их ближайшего окружения составляют основную историческую ценность Кочаковского некрополя.

Pages: 1 2 3

Комментарии запрещены.

Используйте поиск