Работа Л.Н. Толстого над рукописями “Войны и Мира” (Часть 3)

Проработав с большим напряжением в течение почти года (от осени 1863 до середины 1864 г.) над поисками начал и, наконец, окончательно решив начать роман с описании придворного Петербурга накануне войны 1805 г., Толстой немедленно приступил к текстам первой части. Работа пошла полным ходом. Сохранились три рукописи, относящиеся к этому первому этапу работы, в общей сложности на 110 листах, исписанных с двух сторон, т. е. около 220страниц. Из них около 10 листов написано С. А. Толстой, ее сестрами Е. А. и Т. А. Берс и племянницей Толстого Варварой Валериановной Толстой под диктовку писателя, т.к. в конце 1864 г. он на охоте упал с лошади, вывихнул и сломал правую руку и не мог сам писать.
Первая рукопись на 92-х листах открывается описанием петербургского салона фрейлины при дворе вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Фрейлина сначала называется Annette D., а потом Анной Павловной Шерер.

Написанный слой этой рукописи (№ 49) и следуемые за пси две другие могли бы считаться первой редакцией первой части „Войны и мира”, если бы возможно было во всех случаях точно отделить позднейшие зачеркивания и исправления Толстого от исправлений, сделанных одновременно с первым написанием. В ряде случаев по цвету чернил, по почерку это возможно, но далеко не всегда. Вследствие этого дать цельную, точную первую редакцию первой части „Войны и мира”, по нашему мнению, нельзя. То же относится и к дальнейшим рукописям.
Процесс работы над первым и вторым томами шел следующим образом: после написания черновика Толстой просматривал его, вносил много поправок и передавал один или несколько листов для переписки, переписанные копии вновь исправлял и пополнял новыми текстами, написанными на полях или на отдельных листах, большей частью взамен зачеркнутых кусков прежнего текста.
16 сентября 1864 г., в конце своей работы над первой частью, Толстой записал в дневнике: „Я… написал листов-10 печатных], но теперь нахожусь в периоде поправления и переделывания. — Мучительно”’2.
Приблизительно 10 печатных листов и составляют ту первую часть „Войны и мира”, которая в ноябре 1864 г. уже была передана в „Русский вестник” и под заглавием „Тысяча восемьсот пятый год. Роман графа Л. Н. Толстого” напечатана в №№ 1 и 2 журнала за 1865 год. В этой первой части говорится только о мире. Все рукописи, написанные в то же время, относящиеся к войне, уже в процессе работы были передвинуты во вторую часть, где говорится о войне.
Работой над второй частью т. 1 (война 1805 г., Шенграбен, Аустерлиц) Толстой был занят на протяжении более года — с конца ноября 1864 г. до 25 декабря 1865 г.
От этой работы сохранились 254 листа рукописей, исписанных с двух сторон, т. е. свыше 500 страниц рукописного текста.
Вариантов во второй части втрое больше, чем в первой. В томе 13-м Полного собрания сочинений опубликовано 16 вариантов, относящихся к первой, „мирной” части, и 49 вариантов, относящихся ко второй.
Подойдя вплотную, в начале 1865 г., к работе над втором частью первого тома, после упорного изучения исторических материалов, Толстой коренным образом изменил план работы, что видно из его дневниковых записей от
19 и 20 марта 1865 г. Записи эти хронологически совпали с тем самым идеологическим переломом, который постепенно, в процессе дальнейшей работы, превратил начавшийся уже печатанием роман в народно-историческую эпопею „Война и мир”.
Для изучения истории создания „Войны и мира” данные дневниковых записей, безусловно, имеют исключительно важное значение. Приведем их в выдержках:
19 марта. „Я зачитался историей Наполеона и Александра. Сейчас меня облаком радости и сознания возможности сделать великую вещь охватила мысль написать психологическую историю романа Александра и Наполеона. Вся подлость, вся фраза, все безумие, все противоречие людей их окружающих и их самих”.
Далее в конспектной форме дается резкая уничтожающая критика Наполеона, ему противопоставляется Александр, и кратко перечисляются исторические события его царствования. Запись кончается словами: „Надо написать свой роман и работать для этого”.
20 марта. „Крупные мысли! План истории Напо[леона] и Александра] не ослабел. Поэма, героем к[оторо]й б[ыл]бы по праву человек…”
Далее, обращаясь к себе и своей работе, Толстой пишет: „Сам-то ты что сделаешь? А силы, силы страшные!.. Короче, короче”.
Обращаясь к рукописям второй части романа (1865 г.), мы видим, что уже налицо решительный отход писателя от тех аристократических, антидемократических тенденций, которых он придерживался всего год тому назад.
Работая в 1865 г. над описанием Шенграбенского и Аустерлицкого сражений, Толстой вводит многочисленные солдатские сцены, солдатские разговоры, восхищается храбростью солдат и рядовых офицеров Тушина, Тимохина, Белкина и др., по своему социальному положению принадлежавших не к аристократам, а как раз к слоям общества, близким к „семинаристам, чиновникам” и т. д., о которых Толстой еще недавно писал с таким презрением. Аристократы же — штабные и придворные, дипломаты и пр., за исключением Кутузова, Багратиона, князя Андрея Болконского и еще немногих—развенчиваются. В текстах уже слышится обличительный голос писателя в соответствии с резкими словами приведенной цитаты из дневника от 19 марта („вся подлость, вся фраза, все безумие” высших еле жителей обоих императоров).
В той работе, которой Толстой решил целиком отдаться, на первый план выступают уже не отдельные „героини и герои”, а исторические события, герои же отодвигаются на второй план. Они являются только живыми участниками, как бы иллюстрациями великих событий, которым они подчиняют свои индивидуальные переживания, вверяя свою судьбу общему потоку событий.
Следует отметить, что в 1864 г. Толстой в одном из вариантов сделал попытку начать роман с описания похода русских войск в Австрию в ноябре 1805 года. Там имеются батальные сцены и уже есть первый набросок Аустерлицкого сражения, есть упоминание о действительных исторических лицах. Тем не менее в этом раннем черновом наброске нет еще всего того, что мы знаем по окончательному тексту ч. 2, т. 1. Не рассказывается о геройстве солдат и русского рядового офицерства, нет солдатских сцен, разговоров; сами же исторические события и сражения даются именно как „фон”, на котором действуют персонажи романа: Н. Ростов, А. Болконский, Борис, Берг, различные штабные и немецкие генералы, адъютанты, князья и графы. Этот вариант начала был написан еще тогда, когда Толстой недолгое время идеологически стоял на аристократических позициях, и это чувствуется в содержании рукописи.
По записям писателя в дневнике мы знаем, что вся третья часть (по современному изданию — ч. 2, т. 1)— Аустерлицкое и Шенграбенское сражения—была написана в марте — ноябре 1865 г. Многочисленные исправления на одних и тех же листах рукописей второй части, которые далеко не всегда можно разграничить и установить их последовательность, отразились на содержании вариантов. Особенно это сказалось на именах: одни и те же действующие лица часто называются по-разному. Например, гусарский товарищ Н. Ростова, впоследствии партизан, В. Денисов сначала называется Гордоном или Гардениным и на ходу переименовывается в Денисова. Будущий капитан Тимохин называется сперва Иваном Захаровичем, потом

Pages: 1 2

Комментарии запрещены.

Используйте поиск