Работа Л.Н. Толстого над рукописями “Войны и Мира” (Часть 2)

упоминается также и сын старого им | Андрей, и его жена, но оба они еще не имеют ничего общего ни с князем Андреем, ни с „маленькой княгиней”, которых мы знаем по „Войне и миру”.
Про сына Болконского написано: „…Сын этот женился бог знает на ком, как говорил князь, и молодая княгиня, оставленная им без средств в Москве, по проискам княжны была привезена в Лысые Горы и жила во флигеле. Она была на сносях; > и <отец его знать не хотел, хотя> теперь перед кампанией он позволил привезти к себе жену, чтоб не бросить се на улице, и самому приехать проститься.
<Сын князя, еще бывши девятнадцати лет от рода, ослушался отца, выйдя из университета и поступив в гусары. И с тех пор князь сказал, что у него нет сына. Никто не смел упоминать про него. Князь сам раз в год посылал ему 1200 р.> 500 р., и сына действительно не было>.
В рукописи есть лицо, совершенно отсутствующее в романе и позднейших вариантах,— Александра, любовница старого князя. Рассказывается о рождении у нее ребенка от князя и об отправке этого ребенка в воспитательный дом. Все это при дальнейшей работе было выпущено.
В конце рукописи намечается эпизод приезда в Лысые Горы гостей с аббатом—гувернером молодых князей Ивана и Петра. „…Оба были дураки. Старший, вялый и ломающийся, второй — простой с плотскими наклонностями. Он начал волочиться за княжной и опротивел ей. Enitienne хорошо приняла его. Князь разговаривал о Наполеоне. Он видел его силу, но презирал его. Иван удивлялся на пошлости. Аббат презирал революцию, но уважал la capitale du monde. Речь о делах с австрийцами. Должны проходить поиска. Княжна бежит от гостей к невестке. Невестка, беременная, убежала босиком по росе от тоски и плачет… Она рожает. Княжна тут. Князь узнает, бежит к ней — сцена. Покамест Ив[ан| соблазняет Александру, Петр Enitienne. Князь переносит твердо и все приводит в порядок…”
Очевидно, написав этот конспектообразный черновик начала, через какой-то промежуток времени Толстой стал просматривать его и исправлять: даты 1811 года везде исправил на 1805 год, дата описания утра в Лысых Горах 28 августа 1811 г. исправлена на 12 октября 1805 года.
Поправки по рукописи определенно документируют хронологическое изменение начала романа с 1811 года на 1805 год, о чем говорит сам автор в одном из набросков предисловия.
Первый черновой автограф данной рукописи был переписан рукой Софьи Андреевны; сохранилась лишь часть >той копии. При новом авторском просмотре текст копии почти сплошь был зачеркнут и написаны новые тексты, которые, в свою очередь, подвергались переработке.
В результате, в рукописях появляются новые лица, новые эпизоды, например, место уволенного князем управляющего из мелкопоместных дворян Михаила Иванова Пухлова занимает Яков Харлампыч — будущий Алпатыч. Называются имена гостей, приезжавших в Лысые Горы: князя Василия с повесой-сыном Анатолем, который, сватаясь за княжну Марью, соблазняет Bourienne.
Сын старика Болконского князь Андрей и его молодая беременная жена уже ближе к Андрею и к „маленькой княгине”, изображенным в окончательном тексте „Войны и мира”.
В конце переработанных рукописей, отражающих попытку начать роман с Лысых Гор, уже упоминаются исторические события 1805 г., называются Наполеон, Кутузов, говорится о военных приготовлениях и о походе русской армии за границу, об отъезде на войну князя Андрея. Позднее, после новых существенных переработок, все это передвинуто в последние четыре главы 1-й части и в главы HI-V 3-й части первого тома.
Упорно работая с осени 1863 г. над рукописями, открывающими роман описанием своих предков по матери Волконских—Болконских и их вотчины Лысые Горы — Ясная Поляна (которая в воображении художника была перенесена из Тульской губ. в Смоленскую), Толстой, видимо, тотчас же пишет черновик нового, третьего начала — описание жизни и быта своих предков по другой — отцовской — линии— Толстых, называя их то Толстыми, то графами Простыми, то Плоховыми. Черновик этого начала озаглавлен: „День в Москве (Имянины в Москве 1808 года)”. В черновике еще не определились не только фамилии Ростовых, но и других действующих лиц: Пьер Безухов называется Leon или Аркадием (как в конспектах), князь Василий — Каракиным или Прозоровским. Он изображен здесь опальным москвичей, только что получившим, наконец, важное назначение.
Характеристика князя Василия еще далека от той, которая дана в последующих вариантах и в окончательном и к< re. По мере работы этот образ все более и более снижался. Здесь говорится, что „он был жив, боек, умен по французски и в высшей степени обладал искусством такта. Как и в предыдущих рукописях, у князя Василия два сына — Иван и Петр. Борис Друбецкой и его мать носят фамилию князей Щетининых.
Существенно отметить, что образы Пьера Безухова и V его семейства Ростовых определились в сознании автора I самого начала и не претерпели существенных изменений до окончательного текста. То же можно сказать и про карьериста немца Берга. В этом же раннем варианте начала наметились уже все эпизоды московской жизни дворянского дома Ростовых (Простых), известные по окончательНОМУ тексту, а также упоминается об общественных и политических событиях в Европе того времени. О них ведет беседу только что приехавший из-за границы Пьер (Аркадий) с Борисом. Разговор идет о Наполеоне, о его египетской экспедиции, о возможности новой войны Наполеона с Россией, об Эрфурте, Тильзите. Следовательно, и по этой, одной из самых ранних, рукописи видно, что исторические вопросы интересовали автора с самого начала.
Написав вариант начала „День в Москве. (Имянины в Москве 1808 года)*, Толстой вновь обращается к 1805 году и пишет четвертый вариант, в котором делает попытку начать роман с описания похода русских войск в Австрию в 1805 г. Вариант начинается с описания кануна Ольмюцкого сражения. Вся рукопись на 20-ти листах писчей бумаги испещрена огромным количеством исправлений и вставок. Судя по почерку и чернилам, к исправлению и разработке этого варианта Толстой приступал несколько раз.
Рукопись опубликована в 13-м томе юбилейного издания Полного собрания сочинений в пяти вариантах1. Имена персонажей и здесь еще далеко не определились. Юнкер-гусар, будущий Николай Ростов, называется сначала графом Федором Простым, иногда Толстым и затем уже Nicolas Ростовым. Описание его наружности и характера более соответствует будущему Долохову, чем Николаю Ростову: „С голубыми глазами и курчавой головой*, и в глазах „слишком смелых, почти наглых", в „выражении сжатых губ, <которые в углах всегда оставляли складку — черту насмешливости >и и т.д.3 Будущий капитан Тимохин называется разными фамилиями: Голопузовым, Шишкиным, А. В. или А. 3. и т. д.
В этой же рукописи мы находим первый набросок Аустерлицкого сражения.
От данного проекта начала Толстой, по-видимому, сразу же переходит к другому, уже пятому началу — к попытке открыть роман описанием Петербурга в 1805 году.
Пишется ряд черновиков, некоторые из них зачеркиваютСЯ целиком, вместо них создаются новые. Центр тяжести уже переносится на военные события, усиливается исторический элемент, Приводится документ — пота русского правительства от 28 августа 1804 г. о разрыве дипломатических отношений с Францией. В вариантах говорится о либеральных начинаниях Александра I в первые годы царствования, называется ряд деятелей того времени (Сперанский, Чарторыжский, Новосильцев, Кочубей), говорится о состоянии петербургского общества в 1805 г., о влиянии на Европу Французской революции.
К этой же рукописи примыкает рукопись Hi 48, где находится подробное описание адъютанта Кутузова князя Андрея Волконского и, его молодой жены Lise, урожденной Мейнен.
Характеристика князя Андрея та же, что и в предыдущем, где выдвигаются на первый план черты аристократизма и надменности молодого князя. Упоминается и его молодой друг, побочный сын старого Безухова, тогда еще носивший имя Петра Ивановича Медынского. Описывается обед у молодого Волконского, на котором присутствуют изгнанник француз-аббат и светский молодой чиновник — приверженец Сперанского.
К той же рукописи относится и вариант начала, к которому автор пришел после многих исканий и который должен был заменить проекты всех предыдущих начал.
Этот последний, как бы итоговый вариант, имеет уже определенное заглавие: „С 1805 по 1814 год. Роман графа I II Толстого. 1805-й год. Часть 1-я. Глава 1-я’”. С первых
же слов варианта рассказывается о вернувшемся в начале царствования Александра II в 50-х годах из Сибири белом, как лунь, старике-декабристе „князе Петре Кирилловиче Б.
Таким образом, в этом последнем варианте Толстой еще раз вспоминает об исходном пункте первоначального замысла о декабристах. И хотя тема декабристов в дальнейших рукописях „Войны и мира” нигде прямо не развивается, МЫСЛЬ О ДЕКАБРИСТАХ никогда не оставляла Толстого. Оба основных героя „Войны и мира” Пьер Безухов и князь Андрей, несомненно, духовно связаны с декабристами. Через них тема декабристского движения проходит через весь роман от начала до конца. Но если Толстой больше не
упоминает прямо о декабристе, то он в том же варианте

Pages: 1 2 3

Комментарии запрещены.

Используйте поиск