Работа Л.Н. Толстого над рукописями “Войны и Мира” (Часть 1)

Настоящая статья представляет собою краткий очерк работы по разбору и изучению рукописей „Войны и мира”, произведенной с 1925 по 1954 гг. коллективом сотрудников юбилейного издания Полного собрания сочинений Л. Н. Толстого.
Общее количество сохранившихся рукописей „Войны и мира”—свыше пяти тысяч листов. Большая часть их исписана с обеих сторон. Таким образом, мы имеем свыше десяти тысяч страниц рукописного чернового текста.
С тех пор, как 29 лет тому назад началась работа над рукописями „Войны и мира”, многое изменилось, хотя самый материал остался тот же. Прежде всего, произошла полная смена редакционного аппарата. За этот срок не могли не измениться также приемы работы, в связи с чем претерпели изменения некоторые выводы и предположения, касающиеся „Войны и мира”.
Конечно, в небольшой статье нельзя охватить полностью всю огромную по объему и по степени напряжения шестилетнюю работу Л. Н. Толстого над созданием „Войны и мира”. Это — тема для будущих больших историко-литературных и текстологических исследований. Автор данной статьи лишь кратко касается общей стороны вопроса, стремясь показать, что „Война и мир” не стоит изолированно НИ от всего, взятого в целом творчества Л. Н. Толстого, ни от общего характера и направления всей русской литературы.
На основании краткого анализа рукописей „Войны и мира” автор пытается сделать некоторые выводы о первоначальном замысле романа, его углублении и завершении.

К работе над новым произведением, которое, в конце концов, превратилось в народно-историческую эпопею „Война и мир”, Л. Н. Толстой приступил в 1863 году, будучи уже вполне сложившимся и признанным писателем.
К этому времени им были написаны и опубликованы такие произведения, как трилогия „Детство”, „Отрочество”, „Юность”, кавказские и севастопольские рассказы, „Метель”, „Два гусара”, „Казаки”, „Поликушка” и ряд других, доставивших ему известность и славу.
Во всех ранних произведениях Толстого уже сильно и ярко звучал голос писателя-реалиста, отличающегося „простотой и жизненностью содержания”, самобытностью и мощью своего дарования, что было отмечено писателями и критиками — современниками молодого Толстого.
По поводу опубликованного рассказа „Рубка леса” (из серии кавказских рассказов) Некрасов 2 сентября 1855 года писал будущему автору „Войны и мира”: „Не пренебрегайте подобными очерками; о солдате ведь наша литература доныне ничего не сказала, кроме пошлости. Вы только начинаете, и в какой бы форме не высказали Вы все, что знаете об этом предмете, — все это будет в высшей степени интересно и полезно”. В том же письме по поводу рассказа „Севастополь в мае” Некрасов писал, что Толстой начинает так, что заставляет „самых осмотрительных людей заноситься в надеждах очень далеко”".
Великий русский критик, революционный демократ Н. Г. Чернышевский, говоря в декабрьском номере „Современника” за 1856 г. об отличительных чертах творчества Толстого, указывал, что „его внимание… более всего обращено на то, как одни чувства и мысли развиваются из других…” „Психологический анализ” Толстого направлен на самый „психический процесс, его формы, его законы, диалектику души”. В заключение Чернышевский пророчески говорит о роли Толстого в художественной литературе: „Этот талант принадлежит человеку молодому, с свежими жизненными силами, имеющему перед собой еще долгий путь — многое встретится ему на этом пути, много новых чувств еще будет волновать его грудь, многими новыми вопросами займется его мысль —какая прекрасная надежда для нашей литературы, какие богатые новые материалы даст жизнь его поэзии! Мы предсказываем, что все данное доныне графом Толстым нашей литературе, — только залоги того, что совершит он впоследствии; но как богаты и прекрасны эти залоги!”.
Предсказания Некрасова и Чернышевского сбылись в полной мере.
В. И. Ленин в своих замечательных статьях о Толстом дал блестящий анализ его творчества. В статье „Л. Н. Толпой”, написанной в 1910 г. после смерти писателя, подводя итоги его литературной деятельности, В. И. Ленин писал: „Л.. Толстой сумел поставить в своих работах столько великих вопросов, сумел подняться до такой художественной силы, что его произведения заняли одно из первых мест в мировой художественной литературе”.
Вместе с тем В. И. Ленин отмечал и бьющие в глаза противоречия Толстого, его слабые стороны, как мыслителя и социального проповедника, провозгласившего теории непротивления злу насилием и самоусовершенствования.
Но В. И. Ленин указывал, что “„…противоречия во взглядах и учениях Толстого не случайность”3, „не противоречия его только личной мысли, а отражение тех в высшей степени сложных, противоречивых условий”, в которые поставлена была русская жизнь.
Характерные для всего художественного творчества Толстого черты: глубокий психологизм, правда, новизна содержания, реалистичность образов, социальная направленность, отображающая общественные сдвиги русского общества в нюху падения крепостного права, интерес к народу,— все ми уже к тон или иной мере определилось в раннем художественном творчестве писателя.
Молодой Толстой – острый наблюдатель всех изгибов человеческой души, окружающей человека социальной среды и природы, среди которой живет и действует человек,— ясно осознавал, что нельзя замкнуться в себе, и оторваться от общей жизни. Он не мыслит героя своего произведения вне общения со всеми окружающими людьми и вне родины. И в этом отношении Толстой продолжает традиции русской классической литературы,

Pages: 1 2

Комментарии запрещены.

Используйте поиск