Из истории создания романа “Анна Каренина” (Часть 2)

переключается на Анну — Удашева (Гагина). Фамилия .Ордынцев” раза два промелькнула, а потом затерялась. Несколько раз, заканчивая тот или иной раздел, Толстой вспоминал Ордынцева, что видно по заметкам на рукописях. Толстой как будто собирался вернуться к его теме, но быстро развивавшаяся сюжетная линия Анны неудержимо влекла вперед, и новая тема Ордынцева оставляла след только в кратких замечаниях.
Развитие действия дошло, наконец, до той стадии, в которой выяснялась одна из основных тем семейной проблемы — вопрос развода. Он решался практически Карениным, теоретически — в развернувшемся диспуте. Именно здесь необходимым оказалось противопоставление другой практики и другого воззрения на брак, на семью. Выпадение задуманной раньше антитезы именно в этом месте было нетерпимо, и Толстой восстановил ее: снова ввел уже несколько забытый персонаж.

Здесь, у Дарьи Александровны Алабиной, произошла первая после разрыва встреча Равского с красавицей Кити. Они обменялись несколькими фразами, внешне безразличными, по в то же время внутренне их объединившими. „Он был счастлив”,— вот пока и все, что сказано в этом зародыше будущей трогательной сцены объяснения Левина с Кити за карточным столом.
Действие переносится в гостиницу, где вернувшийся от Алабиных Каренин получил телеграмму от умиравшей жены. Он в смятении, не зная, как поступить, и, наконец, решает ехать. Алексей Александрович у постели Анны. Душевное смятение Каренина и Удашева (опять не Гагина). Решение мужа простить Анну и остаться при ней. После выздоровления Анны Удашев по ее просьбе уехал на месяц, а затем вернулся. Тяжелая встреча. Каренин понял, что Анна по-прежнему любит Удашева, который стал проводить у нее целые дни. „Алексей Александрович опять стал ездить на службу. Часто, приходя на ее половину, он делал распоряжения об удобствах для детей, для нее и любовника”.
Следующая рукопись посвящена описанию тяжелой жизни Каренина, который чувствовал, что „стал в невыносимое для себя самого, для них обоих и для света в постыдное и невозможное положение”. Наконец Степан Аркадьич обратился к нему с предложением о разводе. После мучительных волнений Каренин согласился. Через месяц они были разведены, и Удашев с Анной уехали венчаться в ее имение верст за двести от Москвы, а Каренин остался с сыном в Петербурге, продолжая служить, „с воспоминанием всего перенесенного позора”.
Действие переносится в имение Ордынцева, женатого на Кити. Поскольку их роман никак не был прежде показан, пришлось теперь в первую же сцену, когда собрались около хозяйки ее гости (мать и Долли), ввести рассказ Кити о том, как Ордынцев сделал ей предложение. В данной редакции это событие ничего не имеет общего с сватовством Левина в печатном тексте. Раздел кончается поездкой Долли в соседнее имение Удашевых Воздвиженское — описанием, довольно близким к окончательному.
Дальнейшие события развиваются в Петербурге В доме Каренина поселилась его сестра, занимавшаяся воспитанием племянника. Вкратце повторен рассказ о тяжелой жизни Алексея Александровича и затем говорится о том, что в Петербург приехала Анна с Удашевым. День рождения Саши (не Сережи). Вместо свидания сына с матерью показан Саша с отцом. В подробностях их беседы есть зародыш того, что впоследствии войдет в знаменитую сцену встречи Сережи с Анной. Днем в игрушечном магазине Каренин неожиданно встретился с Анной и ее вторым мужем. „Неловкость мучительная с обеих сторон, и оба прошли мимо друг друга”. Вернувшись домой, Каренин узнал, что приходила к сыну Анна и что сестра не пустила ее. Позже Анна прислала письмо с просьбой о свидании с сыном — он отказал.
Удашевы второй месяц жили в Петербурге. Свет был закрыт для Анны; его принимали, ее нет. В театре на первом представлении „Дон Жуана” произошел скандал. После этого они поспешили переехать в Москву. И здесь Анна в глубине души не чувствовала себя счастливой с Удашевым. Она решила поехать к его матери, рассказать о трудностях их жизни, добиться прощения и просить примирить их со светом. Мать иронически встретила Анну, не поверила в искренность ее отчаяния. Дома Анну охватило прежнее чувство безнадежности. Мысль о смерти. Самоубийство.
Рукопись заканчивается планом следующих, уже не реализованных глав, посвященных другой сюжетной линии: „Ордынцевы жили в Москве, и Кити взялась устроить примирение света с Анной. Ее радовала эта мысль, это усилие. Она ждала Удашева, когда Ордынцев прибежал с рассказом о ее теле, найденном на рельсах. Ужас, ребенок, потребность жизни и успокоение”.
В таком виде с большой долей вероятности можно восстановить пятый, последний полный черновой вариант романа, составленный нами из рукописей, находящихся в совершенно различных местах рукописного фонда этого романа. Части их в разное время, в разные стадии творчества были подвергнуты переработкам и оставались среди того материала, с которым органически слились. Подобрав рукописи в соответствии с их первоначальной композицией, мы внимательно следили за тем, чтобы взять из них действительно первый слой, откинув то, что появилось в позднейшей стадии труда.
План, имеющийся в варианте „Молодец баба”, полностью реализован в пятом варианте. Отступление состоит лишь в том, что в нескольких местах здесь вкраплена тема будущего Левина. Она не получила завершения, в то время как сюжетная линия той героини, имя которой носит роман, Т. е. первая тема, вызвавшая к жизни это произведение,, реализована полностью—доведена до развязки. Первый вариант с фамилиями Ставрович и Балашов тоже кончается гибелью Анны, и его общая структура, пройдя через несколько редакций, в какой-то степени завершена в пятом варианте.

Pages: 1 2 3

Комментарии запрещены.

Используйте поиск