Из истории создания романа “Анна Каренина” (Часть 1)

Долгие годы существовала легенда о том, как Толстой начал работу над „Анной Карениной”. Широко было распространено мнение, что под влиянием только что прочитанного незаконченного отрывка Пушкина „Гости съезжались на дачу.-..” Толстой тут же набросал вступление к своему новому роману: „Все смешалось в доме Облонских”. И потом уже, приступив к работе, добавил вначале: „Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему”.
Проникшие в печать сведения о первой фразе, которой Толстой начал „Анну Каренину”, совершенно не соответствуют действительности. Они распространились с легкой руки П. А. Сергеенко, в книге которого сообщались именно эти неверные сведения.
Нельзя не удивляться, каким образом легенда могла появиться и так долго существовать при жизни Толстого и его жены. Больше того, истоки ее следует искать в семейных преданиях. Из Ясной Поляны первые исследователи получали сведения о пушкинском отрывке, о начальных словах романа, и не было ни у кого потребности сверить с рукописями, не догадались установить внутреннее соответствие пушкинского отрывка с другим эпизодом в „Анне Карениной”—со сценой в салоне Бетси Тверской, а не со сценой в доме Облонских, с которой нет никаких совпадений. Даже близкий семье писателя первый его биограф П. И. Бирюков, перед которым были открыты архивы, не стал справляться в рукописях и повторил ту же легенду.
Что Толстой начал новое произведение под непосредственным впечатлением от пушкинской прозы — бесспорно. Об этом имеются свидетельства и в письмах Толстого того времени и в дневнике его жены С. А. Толстой. В письме к Н. Н. Страхову от 25 марта 1873 г. Толстой сообщал: „…Я как-то после работы взял этот том Пушкина и, как всегда (кажется, седьмой раз), перечел всего, не в силах был оторваться и как будто вновь читал. Но мало того, он как будто разрешил все мои сомнения. Не только Пушкиным прежде, но ничем я, кажется, никогда я так не восхищался: „Выстрел”, .Египетские ночи”, „Капитанская дочка”!!! И там есть отрывок „Гости собирались на дачу”. Я невольно, нечаянно, сам не зная зачем и что будет, “задумал лица и события, стал продолжать, потом, разумеется, изменил, и вдруг завязалось так красиво и круто, что вышел роман, который я нынче кончил начерно, роман очень живой, горячий и законченный, которым я очень доволен и который будет готов, если бог даст здоровья, через две недели”. В действительности он был готов только через несколько лет.
Впервые обследование рукописного фонда „Анны Карениной” было проведено для юбилейного издания сочинений Толстого в середине 1930-х годов. Найти эмбрион произведения — первейшая задача исследователя. Редактор романа в юбилейном издании Н. К. Гудзий положил начало работе над историей создания „Анны Карениной”. Он со всей убедительностью рассеял легенду о первом наброске („Все смешалось в доме Облонских”) и доказал, что искать его надо среди тех трех эскизов, которые начинаются сценой в великосветском салоне после театра. Они и по форме совпадают с пушкинским отрывком. Н. К. Гудзий первым вариантом выдвинул тот, который имеет заглавие „Молодец баба”, причем размер его определил в четыре странички рукописи. Начинается этот опубликованный первым по счету вариант в Петербурге съездом гостей к кн. Врасской после театра и обрывается вскоре после появления в этом салоне будущей Анны Карениной.
Открытие Н. К. Гудзия имело большое научное значение Наконец было достигнуто правильное представление о процессе творчества, о его сложности, ранее никем не подозревавшейся. Доказано, что Толстой, решив под влиянием пушкинского отрывка „приступить прямо к действию”, начал роман не с той, всеми запомнившейся фразы „Все смешалось в доме Облонских”, которая появилась только в девятой (!) редакции, не с конфликта в доме Облонских, не с момента первой встречи Анны с Вронским на московском вокзале, а с текста, соответствующего 2-й части законченного романа,—по аналогии с пушкинским отрывком, с салона будущей княгини Бетси Тверской, т. е. не с зарождения, а с расцвета романа будущих Анны и Вронского.
Открытие этого варианта было поворотным пунктом в изучении истории создания романа, вернее, поставило на очередь такое изучение.
Работа Н. К. Гудзия основана на предварительном разборе и обследовании рукописей „Анны Карениной” в тех размерах, которые диктовались срочным заданием юбилейного издания. Общеизвестно, как трудны рукописи Толстого, в каком хаотическом беспорядке хранились они прежде, сколько труда и времени требуют их разбор и прочтение. Поэтому ясно, что предварительный анализ не дал возможности редактору юбилейного издания сделать вполне правильный и законченный вывод.

Одним из существенных результатов нового обследования рукописного фонда „Анны Карениной” является установление действительно первого варианта этого романа и правильной последовательности дальнейших вариантов.
Первый—это тот вариант, который в юбилейном издании приведен третьим. Он тоже начинается сценой в салоне некоей княгини, где среди других гостей находится Михаил Михайлович Ставрович с женой Татьяной Сергеевной и Иван Балашов. Это будущие супруги Каренины и Вронский в салоне будущей княгини Тверской. Романическая ситуация та же, что и в опубликованном отрывке „Молодец баба”, но действие продолжено до отъезда Ставровича домой.
Этой сценой первый вариант далеко не закончен,—он доведен до самоубийства героини. Дальнейшая схема его такова.
Действие возобновляется спустя три месяца. М. М. Ставрович собирается к жене на дачу, куда он все реже и реже ездил. Друзья Ставровича говорили о неблагополучии в его семье.
Иван Балашов в своем полку. Готовится к скачкам. Свидание Балашова с Татьяной Ставрович перед скачками. Ее признание в беременности.
Скачки. Неудача Балашова. Смятение Татьяны, выдававшее ее чувство к Балашову.
Объяснение Ставровича с женой после скачек.
Все это занимает шесть глав.
Дальше имеется только краткий план четырех глав, доведенный до родов Татьяны и прощения ее мужем. Он настолько краток, что восстановить по нему все намеченное действие довольно трудно, но многое уже ясно. Приводим „план” полностью.
„VII. О беременности. Он глуп, насмешливость.
VIII. Михаил Михайлович в Москве. Леонид Дмитриевич затащил обедать. Его жена. Разговор о неверности мужа. Дети похожи на отца.
IX. В вагоне разговор с нигилистом.
X. Роды, прощает”.
Затем идет уже в расширенном виде глава XI, посвященная жизни Ставровичей и Балашова после родов Татьяны. Ставрович дает согласие на развод.
Последняя глава, двенадцатая,—самая обширная. В ней описывается несчастливая жизнь новых супругов. Показан неожиданный приход к Татьяне первого мужа с увещеванием, с моральным осуждением развода („Связь наша не прервана”), с призывом к христианскому покаянию. Происходит последнее объяснение Татьяны с Балашовым по поводу прихода к ней Ставровича, еще больше углубившее их разногласия. Перед Татьяной раскрылся один выход: самоубийство. Она бросилась в Неву (тут же исправлено на самоубийство под поездом).
Такова схема первого варианта „Анны Карениной”. Обосновать его место именно как первого варианта лучше всего можно сравнением с тем, который прежде считался первым,— е отрывком „Молодец баба”.
Прежде всего, общие замечания. Зная о том, что имеется вариант без заглавия с фамилиями Балашов и Ставровичи, которые нигде ни разу больше не встретятся, трудно допустить, что Толстой, начав экспромтом, стал создавать не этот, а другой вариант, которому сразу дал бы заглавие „Молодец баба”. К тому же странно, что Толстой не довел, якобы, первый вариант даже до окончания сцены в салоне и, главное, назвал героев не

Pages: 1 2 3

Один комментарий на “Из истории создания романа “Анна Каренина” (Часть 1)”

Используйте поиск