Писатели народной польши и Лев Толстой

композитора Эдгара Шиллера, глубоко задуматься о своем месте в жизни, о своем творчестве, его целях и задачах. Однако решения проблемы жизни и смерти у Толстого и Ивашкевича не тождественны. Оба писателя показывают трагизм умирания человека, но мысли их героев не схожи. Эдгар в эти последние дни своей жизни с особенной отчетливостью понял, что он должен был творить для народа и с думой о нем. В этом, но его мнению, истинное призвание искусства.
Ивашкевичу, так же как и Толстому, свойственно исключительное внимание к диалектике человеческой души, ее «текучести». Для него важен также и портрет героя, в котором он умеет найти наиболее приметную черту, выражающую сущность характера. Их сближает и необычайная пластичность в описаниях природы, стремление к художественной простоте. «Если говорить о средствах художественного выражения в моем творчестве,— писал Ивашкевич,— то более всего мне но душе максимальная простота. Простота фразы, простота описания». Нельзя обойти вниманием и такого признания польского художника, заявившего, что ему как писателю старшего поколения больше всего но душе реализм
Традиции Льва Толстого продолжают оставаться живыми и в наше время в творчестве крупнейших современных писателей социалистической Польши. Превыше всего ценя борьбу Толстого за человека, гражданский характер его творений, Ивашкевич в своем «Слове о Толстом» сказал: «Быть может, именно поэтому в Толстом-писателе мы видим индивидуальность, соответствующую нашему пониманию роли литературы, видим писателя такого нам близкого и так нами любимого. Для нас Толстой в полном смысле слова — живой писатель.
Его гуманизм и его трагические поиски, его зрелость и одновременно драматическая раздвоенность до сих пор действуют на нас, как магнит <…> Мы неизменно возвращаемся к Толстому как к великому, недосягаемому в своем величии — но очень близкому другу и учителю».

А.Г.Пиотровская

Pages: 1 2 3 4

Комментарии запрещены.

Используйте поиск