“Мир” в “Войне и мире” Льва Толстого (часть 1)

Летописец у Пушкина, перечисляя темы своих «правдивых сказаний», самой первой и самой общей из них называет войну и мир:

Описывай, не мудрствуя лукаво,
Все то, чему свидетель в жизни будешь:
Войну и мир, управу государей,
Угодников святые чудеса…

В словах трагедии Пушкина как будто скрывалось заглавие будущей книги Толстого.
«Война и мир» у Толстого звучит так же спокойно и просто, как и у пушкинского летописца. Действительно, это заглавие в высшей степени отвечает тому «духу эпоса», которого, как признано всеми, исполнена книга Толстого. Просто то, о чем нам рассказывается, тема и основное событие: война и мир, а в композиции — основное деление книги на главы «мирные» и «военные», сменяющие друг друга.
Но в то же время смысл заголовка для нас как будто двоится, а именно — двоится значение второго понятия: мир. Это уже не так однозначно и просто, как у пушкинского летописца. Там не являлось вопроса, в каком смысле мир, а у читателя киши Толстого такой вопрос возникает, ибо весь текст книги дает для того основания. Исследователи выясняли, как сам Толстой своей рукой писал название, и высказывали предположения, почему он мог написать и «миръ» и «мiръ», по прежней орфографии, тогда как печаталось в заголовке при жизни Толстого всегда только «миръ» = не-война. Б. Эйхенбаум в заметках о 90-томном Собрании сочинений осудил это стремление мудрствовать лукаво над заголовком и придавать такое значение случайностям орфографии в письмах Толстого. Но все же, если рассматривать заглавие вместе со всем текстом книги, следя за тем, как заглавие раскрывается в тексте или, наоборот, как заглавие вырастает из текста (как и было в процессе работы Толстого над книгой),— все же проблема соотношения разных значений понятия мир возникает. Название книги: «Война и миръ»— в значении: отсутствие войн, согласие, тишина и покой — так, как у пушкинского Пимена. Ио в тексте наряду с этим значением мы встречаем в большом изобилии и слово в другом написании (по-старому): мiръ — в значении «весь свет», «все люди» и еще целый ряд подобных значений. В тексте при этом «миръ» всегда встречается в одном определенном значении, противоположном «войне», в то время как «мiръ»— в нескольких разных и даже противоречащих одно другому значениях. В настоящей статье, не претендуя на полный обзор всех случаев, ограничимся некоторыми наблюдениями над тем, как «исполняется» слово мир у Толстого и как в «исполнении» этом разворачивается художественная ситуация книги «Война и мир». В употреблении этого слова в тексте действительно есть своего рода сюжет, образуется ситуация, которую мы и хотим сейчас проследить. Просто звучащий в заглавии, мир оказывается проблемой, что не свойственно «летописному духу».
Мир оказывается не только темой, но он разворачивается как многозначная художественная идея такой полноты и емкости, какая не может быть передана па другом языке. Достаточно посмотреть переводы: «La guerre et la paix», «Krieg und Frieden»— в заглавии; однако в тексте для выражения всех значений того же русского мира необходима целая серия разных иноязычных слов. Возьмем французский перевод: la paix (в заглавии и всюду, где не-война), le monde (в ряде значений), l’univers (в значении космическом, в масонском рассуждении Пьера), la commune (крестьянский мир — община), tons ensemble (в молитве «Миром Господу помолимся»), ter-restre (мирской). Множественность значений передается, но только ценой утраты единого сверхзначения, или, может быть, лучше сказать — всезначения, которое составляет такую могучую смысловую скрепу в толстовском эпосе. Можно сказать, что теряется неизбежно что-то очень существенное в единстве художественной идеи книги из-за невозможности адекватного перевода.
Но существует ли это единое значение слова мир? Иначе говоря, есть ли это одно слово с очень широким значением или же это два слова разного происхождения и разного значения, что было подчеркнуто в прежней орфографии различным написанием — через «и» и Еще в начале папино пека Л. Мейе отметил в исследовании но этимологии и словарю старославянского языка, что славянское «миръ» в значении «мир, не-война», в сущности, несомненно тождественно «миру» в значении «космос». В последнее время обоснование единого значения слова «мир» дано в работах В. Топорова, посвященных мифологическому образу индо-иранского божества. Митры, чьей функцией было посредничество между божественными существами и людьми, объединение людей силой договора с ними и таким образом объединение людей «в социальную структуру, в мир, как можно было бы сказать, заимствуя термин русской социально-общинной традиции». Согласно исследованию В. Топорова, к имени Митры этимологически восходит и русский «мир» во всех основных значениях. «Таким образом, славянская (в частности, русская) традиция уникальным образом сохраняет трансформированный образ индо-иранского Митры в виде представлений о космической целостности, противопоставленной хаотической дезинтеграции, о единице социальной организации, возникшей изнутри в силу договора и противопоставленной внешним и недобровольным объединениям (типа государства), наконец, о том состоянии мира (дружбы), которое

Pages: 1 2 3

Комментарии запрещены.

Используйте поиск