Публицистика Л.Н.Толстого начала 60-х годов (Часть 1)

Первые публицистические выступления Толстого неразрывно связаны с его педагогической деятельностью конца 50-х—начала 60-х гг.
Демонстративно заявив в конце 50-х гг. о своем отречении от литературы, „зарывшись” в Ясной Поляне и всецело отдавшись там делу народного образования, Толстой тем самым как будто бы намеренно устранился от всякого участия в ожесточенной общественно-политической борьбе, развернувшейся в это время вокруг „крестьянского вопроса”.
В действительности это было далеко не так.
Педагогическая деятельность Толстого явилась прямым и непосредственным откликом на эту борьбу и представляла собой своеобразный и широко задуманный социальный эксперимент, направленный на разрешение важнейших вопросов русской жизни тех лет.
„Народное образование,—писал Толстой в 1862 году,—в настоящее время для нас русских есть единственная законная сознательная деятельность для достижения наибольшего счастия всего человечества. Вот положение, составляющее мое убеждение…”1 Силой и искренностью этого убеждения обусловливались и то увлечение, с которым Толстой отдавался своей яснополянской школе, и та резкость и раздражение, с которыми он парировал насмешки своих
либеральных друзей над этой ШКОЛОЙ. „Тебе кажется увлечением самолюбия и бедностью мысли,— писал и связи с чтим Толстой Чичерину в апреля 1861 г.,— те убеждения, которые приобретены не следованием курса и аккуратностью, а страданиями жизни и всей возможной для человека страстью к отысканию правды…”
„Педагогия” была для Толстого отнюдь не специальной и относительно узкой общественной дисциплиной, а „поверкою многих и многих жизненных явлений, общественных и отвлеченных вопросов”-. В силу этого его педагогические искания, поставленные им собственно педагогические проблемы оказались насыщенными глубоким общественным содержанием, были исканиями и проблемами широкого социально-исторического характера.
Как ни странно, но эта отличительная и самая существенная черта педагогической деятельности Толстого еще до сих пор не привлекла к себе должного внимания исследователей. Авторы литературоведческих работ о Толстом вообще мало интересовались его педагогической деятельностью, предоставив ее изучение специалистам и теоретикам школьного дела. Последние же, сосредоточив основное внимание на анализе и оценке собственно педагогических воззрений и принципов Толстого, обошли вопрос об их общественной направленности.
Этим недостатком отмечена недавно появившаяся работа проф. В. А. Вейкшана „Л. Н. Толстой о воспитании и обучении”. Предпосланная исследованию глава „Мировоззрение Л. Н. Толстого” не спасает дела, так как написана в отрыве от анализа собственно педагогических взглядов писателя. И это помешало автору понять и показать то самое главное в педагогической теории и практике Толстого, что, хотя и в общей форме, но очень верно было отмечено в свое время Н. К. Крупской. Главную особенность и заслугу Толстого-педагога Н. К. Крупская видела в том, что „он каждый, казалось бы, чисто педагогический вопрос , (о программе, чтении, наказании и пр.) ставил резко, во всей его широте, не вне времени и пространства, а в тесной связи с окружающей действительностью. Допустим, что Толстой неправильно решал тот или другой вопрос, но он* ставил его не как узкий специалист, а как „гражданин земли родной”.
Общественный пафос педагогической деятельности Толстого сообщил его статьям о народном образовании острый публицистический характер, вывел Толстого-художника на новое для него литературное поприще публициста.
Так называемые педагогические статьи Толстого являются знаменательным документом общественно-идеологической борьбы начала 60-х гг. и составляют весьма существенный этап в идейно-творческом развитии писателя. Непосредственно примыкая по идейной тенденции к дореформенному творчеству Толстого, они в то же время во многом намечают основные пути его дальнейшего идейно-творческого развития.
Проблематика ранней публицистики Толстого может быть понята и раскрыта только в свете основных вопросов и исторических перспектив общественно-политической борьбы 50—60-х гг. между либералами и революционными демократами.
Ленин в 1911 году писал: „Либералы 1860-х годов и Чернышевский суть представители двух исторических тенденций, двух исторических сил, которые с тех пор и вплоть до нашего времени определяют исход борьбы за новую Россию”. Реальное историческое содержание этой борьбы .состояло в противоположении двух путей капиталистического развития: одного пути, приспособляющего новую, капиталистическую Россию к старой, подчиняющего первую второй, замедляющего ход развития,— и другого пути, заменяющего старое новым, устраняющего полностью отжившие помехи новому, ускоряющего ход развития”.
Первый путь, защищавшийся либералами и санкционированный реформой 1861 г., отвечал экономическим интересам и возможностям правящих классов—помещиков и буржуазии и нес крестьянским массам неисчислимые и невиданные бедствия пореформенного разорения. Второй путь должен был обеспечить максимальную, в условиях капиталистического развития, экономическую, правовую и культурную самостоятельность крестьянских масс и тем самым облегчить для них и ускорить исторически неизбежный переход от патриархального крестьянского хозяйства к более прогрессивным формам хозяйства капиталистического. За этот путь объективно боролись, этот путь защищали революционные демократы.
Будучи великим художником и глубоким наблюдателем действительности, Толстой не мог пройти мимо борьбы этих двух основных исторических тенденций, не мог по-своему не отразить ее. Какое же место занимает Толстой-педагог и публицист в этой борьбе? В русле какой из двух антагонистических тенденции что и борьбы— либеральной или демократической —складываются и оформляются его педагогические и общественные воззрения, его философская и историческая концепция?
Ответ на эти вопросы предопределяется прежде всего характером и кругом конкретно-исторических вопросов русской жизни, поставленных Толстым в его публицистических статьях начала 60 х гг.

Центральной проблемой педагогических и общественных исканий Толстого в годы подготовки и проведения реформы была проблема классовой антагонистичности общественных отношений русской жизни тех лет.
Известно, что постановка этой проблемы явилась одним из крупнейших завоеваний революционно-демократической мысли. „Нужна была именно гениальность Чернышевского,— говорит Ленин, — чтобы тогда, в эпоху самого совершения крестьянской реформы… понимать, что уже тогда в русском „обществе” и „государстве” царили и правили общественные классы, бесповоротно враждебные трудящемуся и безусловно предопределявшие разорение и экспроприацию крестьянства”.
В противоположность революционным демократам либералы всячески стремились затушевать классовые противоречия русской жизни.
Объективно приближаясь к Чернышевскому и сознательно выступая против либералов, Толстой и как педагог и как публицист исходит в оценке действительности из твердого убеждения в том, что „интересы общества и народа всегда бывают противоположны. Чем выгоднее одному, тем невыгоднее другому”. („Прогресс и определение образования”, 1862). Необходимо помнить, что под „обществом” в тесном смысле этого слова Толстой разумел правящие „образованные” классы и в этом именно смысле, и – отличал понятие „общество” от понятия „народ”.
Мысль о „противоположности” интересов народа и общества проходит красной нитью через все публицистические и педагогические высказывания Толстого и предрешает как постановку, так и решение всех затронутых писателем социальных и педагогических проблем.
Однако, поставив уже в начале 60-х гг. вопрос о классовой антагонистичности современных ему общественных отношений, Толстой был еще очень далек от понимания действительных причин этого явления. Принимая следствие за причину, он был склонен видеть главный источник социального неравенства в „неравенстве образования”,в „непропорциональности образованных и необразованных, вернее диких и грамотных”.
Полагая, что именно „образование дает власть, силу, независимость и возможность досуга”, но сознавая в то же время, что „власть, сила, независимость и досуг составляют необходимые условия образования”, Толстой видел в „неравномерности распределения образования” одну из основных причин „неравномерности распределения богатств”, т. е.

Pages: 1 2 3 4

Комментарии запрещены.

Используйте поиск