В.В.Стасов о Толстом-художнике и публицисте (часть 3)

Во второй половине 1879 г. до Стасова дошли слухи, что Толстой прекратил работу над романом, но он не хотел этому верить.
„Тут было у нас,— пишет он автору,— сто нелепых слухов, будто вы бросили „Декабристов”, потому, мол, что… вдруг вы увидали, что все русское общество было не русское, а французятина. Может ли это быть, я никогда не верил”.
Толстой пытался возобновить работу над „Декабристами” и в начале нового столетия. В 1904 г. он просит Стасова прислать ему „…некоторые записки Декабристов, изданные за границей, именно: Трубецкого, Оболенского, Якушкина и вообще такие, которые не изданы в России”.
И примерно за год до смерти Стасова, 2 марта 1905 г., Толстой благодарит его за книги о декабристах и прибавляет: „Получил и выписки из дела Декабристов, прочел с волнением и радостью и несвойственными моему возрасту замыслами”.
Столь же большую работу проделал Стасов по подысканию необходимых материалов и для создания повести „Хаджи-Мурат”.
Мысль о написании этого произведения возникла у Толстого в 1896 г.; он работал над ним до последних дней своей жизни. Чтобы выразить свой замысел наиболее ярко и художественно, Толстому потребовался огромный материал о войне на Кавказе в 1851—52 гг. И на этот раз Стасов оказал писателю неоценимую помощь.
В 1902 г. С. А. Толстая сообщает Стасову, что по приезде из Крыма Толстой снова взялся за „художественный свой рассказ, начатый давно, про Хаджи-Мурата”8.
А в письме от 31 июля 1902 г. сам писатель просит Стасова прислать ему:
„1) Историю Николая.
2) Камер-фурьерск. журнал.
3) Биографию Воронцова…
4) Если можно донесение-письмо Воронцова Чернышеву
(по-французски).
5) Карту подробную Чечни и Дагестана”.
Стасов немедленно сообщил, что это поручение ему столь же приятно и дорого, как и все другие поручения Толстого. Затем он высылает нужные материалы, сам просматривает рукописи, письма, наводит справки, читает сочинения различных авторов, у которых можно было бы и.т. что-либо о Хаджи-Мурате’, обещает просмотреть „Воронцовский архив”, биографию Воронцова, поговорить I компетентными людьми о его переписке, прислать карту. „Итак, вся работа у меня в ходу. Писать о всем найденном буду тотчас же”.
Это обещание добросовестно выполняется. Стасов предпринимает целое исследование. Работа приобретает необычайный размах. Он просматривает горы литературы, например, „Акты, собранные Кавказской археографической комиссией”—13 томов по 900 страниц в каждом. „Если же вы этого издания не видали и не знаете, то я вас убедительно прошу: дать мне о том знать немедленно же, даже по телеграфу. Оно вам будет необыкновенно нужно и полезно»,— пишет Стасов. Он добавляет, что если Толстому требуется спешно продолжать „кавказскую вещь” (так называл Стасов „Хаджи-Мурата”), то он пришлет по почте тот том, который необходим; и дальше следует описание содержания названных книг. К письму приложен лист выписок под заглавием: „Хаджи-Мурат наиб аварский”.Судя по ним, критик просмотрел около 3.000 страниц, причем каждый раз он указывает страницу, выделяет крупным шрифтом слова, требующие особого внимания, выписывает точные даты событий.
„Труда было много!!!”—восклицает он.
Через короткое время Толстой снова просит: „Не можете ли выслать мне X том Актов кавказск. археогр. комиссии. Если да, то вышлите поскорее. Простите”.
И Стасов продолжает дальнейшие поиски материалов.
Примерно через два месяца (4 ноября 1902 г.) он сообщает, что нашел много важного о Хаджи-Мурате.
Вскоре Толстой просит прислать „газеты за декабрь 1851 и январь 1852-го, Московские или Петербургские, или Правительственный вестник. Потом нельзя ли список всех министров и главных сановников в 1852-м году (календарь). И еще нельзя ли какую-нибудь историю Николая I”.
Все просьбы Стасов старался выполнять как можно быстрее. Уже через шесть дней—7 декабря — он отправляет Толстому комплект „Московских ведомостей” за 1851 г., книгу Устрялова о Николае I, адрес-календарь за 1851 и 1852 гг. и сообщает, что вслед за этими книгами высылает комплекты „Московских ведомостей” и «Северной пчелы» за 1852 г.
Толстой просит затем прислать также резолюции Николая I или выписки из характерных резолюций с 1848 по 1852 гг. Стасов обращается к начальнику придворного архива с просьбой разрешить ему сделать выписки из камерфурьерского журнала и обещает в случае надобности обратиться к министру двора, а может быть даже к царю (этот журнал считался секретным).
29 декабря 1902 г. Стасов с радостью сообщает, что ему удалось получить разрешение сделать выписки из камер-фурьерского журнала и он их пошлет Толстому тотчас. В начале января 1903 г. он отправляет эти выписки, прилагает номер журнала „Русская старина” с портретами Хаджи-Мурата и статьями о нем, а также новые книги о Николае I.
В начале марта 1903 г. Толстой пишет Стасову, что имеются 22 тома „Кавказского сборника”, и если это не одно и то же, что он брал в Румянцевском музее (6 томов), то просит прислать ему первые десять томов.
Через несколько дней Стасов сообщает, что это совсем: другое издание и высылает ему первые десять томов „Кавказского сборника”.
Стасов не только сам подбирает писателю необходимые книги и материалы, но и привлекает к этому делу сослуживцев-библиотекарей. „Один здешний библиограф, усердный, добрый… послал вам недавно, для Хаджи-Мурата, разные указания, статьи и выписки (по моей просьбе)”.
Толстой стал обращаться с просьбами о высылке книг к помощникам Стасова, хотя знал, что все будет делаться! при непосредственном участии критика.
Толстой выписывал через Стасова книги и из-за границы. 30 июня 1903 г. он пишет: „Знакомый англичанин пришлет мне книги W. Morriss. Я дал ему адрес на ваше имя с тем, чтобы книги дошли ко мне”. 18 июля Стасов сообщает, что книги Морриса получил и высылает.
В сентябре 1903 г. он с радостью извещает, что теперь уже не только отдельные сотрудники, но и вся библиотека засуетилась, как только было услышано, что есть возможность сделать что-то приятное для Толстого, и „вчера, через немного часов после моего приезда в Петербург, мы уже упаковали и отправили к вам два тюка с книгами”,— заключал он.
Толстой отвечает искренней благодарностью: „Не знаю какой придумать эпитет, соответствующий вашей доброте ко мне, милый Владимир Васильевич, книги ваши еще не получил, п. ч. не были в Туле. Все, что вы высылаете, то самое, что мне нужно. Удивляюсь, что вы ничего не забыли. Очень благодарю ваших помощников за их незаслуженную мною любезность”.
Стасов неоднократно оказывал помощь Толстому в подборе литературы и при написании других произведений.

До последних своих дней Стасов преклонялся перед Толстым. Писатель был для критика гением русской нации. Личных свиданий на протяжении их долгих взаимоотношений, правда, было немного — всего десять. Но Стасов выражал свое уважение и любовь к Толстому в статьях, беседах и особенно в интенсивной переписке, которая началась в 1887 г. и окончилась за две недели до смерти Стасова (1906 г.).
И все эти многочисленные высказывания замечательного русского критика-демократа помогают нам полнее и глубже раскрыть образ гения русской и мировой литературы.

Комментарии запрещены.

Используйте поиск