Толстой и Тургенев (часть 3)

свидетельствует о глубоком и вдумчивом отношении Тургенева к роману и об искреннем уважении к могучему дарованию его автора.
Толстой, переживавший в то время религиозно-нравственный кризис и всецело поглощенный „Исследованием догматического богословия”, отходил от художественного творчества. Новые настроения звучат в его письме к Н. Н. Страхову от 4 мая 1880 г., вскоре после посещения Тургеневым Ясной Поляны: „С Тургеневым много было разговоров интересных. До сих пор, простите за самонадеянность, все, слава богу, случается со мной так: что это Толстой какими-то глупостями занимается. Надо ему сказать и показать, чтобы он этих глупостей не делал. И всякий раз случается так, что советчикам станет стыдно и страшно за себя. Так, мне кажется, было и с Тургеневым. Мне было с ними тяжело и утешительно. И мы расстались дружелюбно”.
Весной 1881 г. Тургенев вернулся на родину в последний раз. По пути из Спасского в Москву он снова заехал к Толстому. Это посещение произвело на Толстого сильное впечатление. В письме к Тургеневу он с радостью отмечал, что „теперь только после всех перипетий нашего знакомства вполне сошелся с вами и что теперь я все ближе и ближе буду сходиться с вами”8. 8—10 июля Толстой посетил Тургенева в Спасском. Это пребывание прошло в обстановке взаимного понимания и уважения.
В 1882 г. обострилась болезнь Тургенева, которая вскоре лишила его возможности передвигаться. Известие об этом произвело на Толстого тяжелое впечатление, и он хотел немедленно ехать в Париж. В свою очередь, Тургенев желал возвратиться в Россию, дружески побеседовать с Толстым. С большим волнением прочитал Тургенев „Исповедь” Толстого. Она произвела на него сильное впечатление своей искренностью, но многое ему и не понравилось, так как „построена она вся на неверных посылках —и, в конце концов, приводит к самому мрачному отрицанию всякой живой, человеческой жизни…”
Тургенев начал большое письмо к Толстому. Однако не окончил его, не желая снова „впасть в спорный тон”. Имея в виду его резкие высказывания в „Исповеди” относительно литературы, Тургенев хотел убедить Толстого снова вернуться к активному художественному творчеству.
В 1882 г., по просьбе С. А. Толстой, Тургенев выслал Толстому свой рассказ „Перепелка”, изданный в сборнике „Рассказы для детей И. С. Тургенева и гр. Л. Н.Толстого”
рисунками Васнецова, Репина, Маковского и Сурикова. В 1883 г. Толстой сказал, что ему очень понравились „Стихотворения в прозе” Тургенева, написанные в последние годы его жизни.
В январе 1883 г. состояние Тургенева еще более ухудшилось. Надежды на выздоровление и возвращение в Россию гасли. И тогда, предчувствуя скорую смерть, Тургенев обратился к Л. Н. Толстому с письмом-завещанием, в котором еще раз высказал горячую просьбу — вернуться к художественному творчеству.
„Милый и дорогой Лев Николаевич,— писал он.—Долго вам не писал, ибо был и есть, говоря прямо, на смертном одре. Выздороветь я не могу, и думать об этом нечего. Пишу же я вам, собственно, чтобы сказать вам, как я был рад быть вашим современником, и чтобы выразить вам мою последнюю, искреннюю просьбу. Друг мой, вернитесь к литературной деятельности! Ведь этот дар вам оттуда же, откуда все другое. Ах, как я был бы счастлив, если б мог подумать, что просьба моя так на вас подействует!! Я же человек конченный — доктора даже не знают, как назвать мой недуг… Ни ходить, ни есть, ни спать, да что! Скучно даже повторять все это!—Друг мой, великий писатель русской земли — внемлите моей просьбе! Дайте мне знать, если вы получите эту бумажку, и позвольте еще раз крепко, крепко обнять вас, вашу жену, всех ваших, не могу больше, устал”.
Тургенев не дождался ответа. 3 сентября 1883 г. он скончался. Смерть его потрясла Толстого „… Когда пришло известие о его кончине,— рассказывал И. Л.Толстой,—папа несколько дней только об этом и говорил, и везде, где мог, выискивал разные подробности о “его болезни и последних днях” . „Смерть Тургенева я ожидал,— писал Толстой Н. Н. Страхову,— а все-таки очень часто думаю о нем теперь. В доме Толстого после смерти Тургенева неоднократно перечитывали его произведения.
„О Тургеневе все думаю и ужасно люблю его,—писал Толстой в сентябре 1883 г.,—жалею и все читаю. Я все с ним и живу; непременно или буду читать или напишу и дам прочесть о нем… сейчас читал Тургенева „Довольно”. Прочти, что за прелесть”.
В яснополянской библиотеке Л. Н. Толстого, среди произведений классиков художественной литературы, хранятся сочинения И. С. Тургенева с толстовскими пометками: подчеркиванием, загнутыми уголками. Тут мы находим „Сочинения И. С. Тургенева”, изданные братьями Салаевыми в 1880 Г. в десяти томах (отсутствует 4-й том); сборник сочинений ‘Тургенева, изданный в 1876 г., куда вошли „Записки охотника”, „Рудин”, „Ася”, „Дворянское гнездо”, „Дым”, „Отцы и дети”; упомянутые иллюстрированные „Рассказы для детей И. С. Тургенева и гр. Л. Н. Толстого” (1883 г.); рассказ „Перепелка” в сборнике „Малым ребятам” с рисунками Е. Бем, В. Васнецова и В. И. Сурикова; „Первое собрание писем И. С. Тургенева” 1884 г.; „Неизданные письма к г-же Виардо и его французским друзьям 1846—1882 гг.) и другие.
Все это еще раз свидетельствует о том, что произведения Тургенева служили для Толстого предметом раздумий, побуждали дать справедливую оценку их автору как великому русскому писателю.
О глубоком интересе Толстого к Тургеневу говорит С. А. Толстая в рукописи „Моя жизнь”. Постоянное перечитывание Толстым Тургенева, возросший интерес к нему и многочисленные высказывания о нем после смерти,— все это ярко свидетельствует о том, что внимание к нему у Толстого не угасло. Теперь он, напротив, стремился оценить Тургенева полно, объективно, отметив сильные и слабые стороны его таланта.
Толстой дал замечательный отзыв о Тургеневе в беседе с Данилевским: „Это был до конца своих дней независимый,, неутомимо пытливый ум… Я всегда его ценил высоко и сердечно любил, несмотря на нашу ссору, которую я уже давно забыл. Это был настоящий самостоятельный художник, который никогда до того не унижался, чтобы служить потребностям минуты; он мог заблуждаться, но его заблуждения были откровенны, как и он сам”.
Так же высоко отозвался Толстой о Тургеневе и в письме к Н. Н. Страхову от 30 ноября 2883 г.: „Чем больше живу, тем больше ценю людей без заминки. Вы говорите, что помирились с Тургеневым. А я очень полюбил. И забавно, за то, что он был без заминки… Ведь Тургенев и переживет Достоевского и не за художественность, а за то, что без заминки”.
После смерти Тургенева Толстой собирался выступить с докладом о нем в Московском университете, в Обществе любителей российской словесности, задумал написать статью, в которой хотел по достоинству оценить его литературное наследие.
Однако, по распоряжению царского правительства,

Pages: 1 2 3 4

Комментарии запрещены.

Используйте поиск