Толстой и Тургенев (часть 2)

мы чувствуем некоторое охлаждение злобы со стороны Толстого. И. Тенеромо записал такие слова Толстого по этому поводу: „Я помню, когда я вызвал на дуэль Тургенева, и, когда верховой с вызовом только отъехал от дома и я заслышал топот копыт его послушной лошадки…, как только для меня ясно стало, что дело уже делается, — я вдруг почувствовал, что весь пыл озлобления из меня вылетел, как вылетает заряд из ружья”…
Из приведенных высказываний видно, что после ссоры стала заметно ослабевать сила гнева и обиды с обеих сторон.
06 этом свидетельствуют оба писателя. И. С. Тургенев
7 июня 1861 г. писал гр. Ламберт о своей ссоре как о давно прошедшем этапе: „Я… находился в довольно странном положении все эти дни, а именно я чуть не подрался на дуэли… с графом Толстым, писателем. Надобно вам сказать, что между нами существовала давнишняя антипатия. Я его всячески избегал, но он, не переставая меня ненавидеть, все меня отыскивал и старался сближаться со мною. Не хочу о нем говорить ничего дурного; во всяком случае это весьма сложная и самомучащаяся натура. Он сходился со мной как будто для того, чтобы дразнить и бесить меня”.
22 сентября 1861 г., после значительного перерыва, Толстой записал в дневнике: „Я в Москве. О Тургеневе справедливо. Я уже хотел и почему-то не написал ему письма, в котором хотел просить прощения. А на другой день, 23 сентября, мы читаем: „Написал письмо Тургеневу”‘. К сожалению, содержание этого письма не известно. С. А. Толстая об этом рассказала так: „Прошло несколько времени, Лев Николаевич, живя в Москве, как-то раз пришел и одно из тех прелестных расположений духа, которое в жизни его находит на пего иногда, смирения, любви, желании и стремления к добру и всему высокому. И в этом расположеньи ему стало невыносимо иметь врага. Он написал Тургеневу письмо, в котором жалел, что их отношения враждебны, писал, что „если я оскорбил вас, простите меня, мне невыносимо грустно думать, что я имею врага”. Письмо было послано в Петербург, к книгопродавцу Давыдову, который имел дела с Тургеневым. Но оно не дошло еще до Тургенева, как он из Парижа написал Льву Николаевичу письмо, в котором упрекал его: „Вы всем рассказываете, что я трус и не хотел с вами драться. Так я требую за это удовлетворение, и буду с вами драться, когда приеду и Россию”.
Действительно, такое письмо было послано Тургеневым ко второй половине сентября 1861 г. В нем он упрекал Толстого в распространении лживых сведений о нем. Считая это оскорбительным, он вызывал Толстого на дуэль.
Это письмо было получено, о чем Толстой 8 (?) октября записал в дневнике: „Вчера получил письмо от Тургенева, в котором он обвиняет меня в том, что я рассказываю, что он трус, и распространяю копии с письма моего. Написал ему, что это вздор, и послал сверх того письмо…”
Вот текст его:
„Милостивый Государь, Вы называете в письме своем мой поступок бесчестным, кроме того, вы лично сказали мне, что вы „дадите мне в рожу”, а я прощу у вас извинения, признаю себя виноватым — и от вызова отказываюсь”.
Эти известия Тургенев встретил с радостью. „Я получил от Л. Н. Толстого письмо, — уведомлял он П.В.Анненкова 26 октября 1861 г., — в котором он объявляет мне, что слух о распространении им копии оскорбительного для меня письма есть чистая выдумка, вследствие чего мой вызов становится недействительным — и мы драться не будем, чему я, конечно, очень рад. Сообщите это Колбасину — и пусть он менее верит своим друзьям”.
Так закончилась эта ссора. Тем не менее дружеские связи были разорваны, хотя внимание к литературной деятельности друг друга писатели не утратили.

Pages: 1 2 3 4

Комментарии запрещены.

Используйте поиск