П. А. Сергеенко ЗАПИСИ (Часть1)

18 декабря 1898 г.
«Воскресение» очень разрастается… Лев Николаевич очень старательно изучает все мелочи жизни, которые описывает. Мне показалось, что В. А. Маклаков был приглашен к обеду, главным образом, как адвокат, чтобы узнать от него некоторые подробности обстановки. Очень занимает Льва Николаевича вопрос, как в тюрьме, как живут. Хорошо бы бывшего смотрителя, чтобы сидел и рассказывал, и какого-нибудь сидевшего в тюрьме. После обеда Лев Николаевич все расспрашивал Маклакова, как происходят заседания в сенате, какие департаменты, какие костюмы у сенаторов, как говорят. Когда Маклаков сказал о погонах, Лев Николаевич сейчас записал…
13 января 1899 г.
Лев Николаевич все время говорит о Чехове и благословляет меня на поездку в Петербург.
— Ведь Марксу теперь остается издать только меня и Чехова, который гораздо интереснее Тургенева или Гончарова. Я первый приобрел бы полное собрание его сочинений. Так и скажите Марксу, что я настаиваю…
Восхищение Достоевским:
— Его небрежная страница стоит целых томов теперешних писателей. Я для «Воскресения» прочел недавно «Записки из Мертвого дома». Какая это удивительная вещь!
27 января 1899 г.
У Льва Николаевича. Беседа в нижней гостиной. Председатель суда Денисенко… Говорит он складно и колоритно, но ко всем относится с зацепкой. Подробное расспрашивание Денисенко относительно судейских частностей. Как устроена тюрьма там-то, как решетка, как происходит свидание и т. д.
Восторг Льва Николаевича от «Душечки» Чехова:
— Это перл. Подобно бумаге-лакмусу она производит различные эффекты.
Он цитирует на память целые фразы.
— Как хорошо схвачен язык телеграфиста: «хохороны» и прочее. В «Душечке» выведена истинная женская любовь…
8 февраля 1899 г.
По поводу Чехова Лев Николаевич говорит, что у него удивительно развито художественное чутье.
— И как художник, несмотря на свое мастерство и идейность, может быть неинтересен, потому что не умеет сосредоточить интерес зрителя на своей картине, так и писатель.
21 марта 1899 г.
Читал Боборыкина «Дома». Талантливо и тонко. Чего он ко мне не приходит? Я очень был бы рад его видеть…
Лев Николаевич несколько раз задумывался, очевидно, занятый какой-то мыслью. Потом с облегчением сказал, что для него теперь выяснилось состояние Нехлюдова в «Воскресении» после приговора, когда он вспоминает, что предлагал Катюше деньги после того, как овладел ею. И если бы этого не было, то он не мог бы чувствовать такой остроты угрызения совести. И Лев Николаевич ясно вскрыл передо мной этот душевный нарыв. Я спросил о Катюше, которая удивительно жизненна, с кого он взял ее. Лев Николаевич сказал, что она — создание его воображения, то есть он сказал это не этими словами, но мысль была эта.
6 декабря 1899 г.
Пришел высокий, тонкий и гибкий, как лоза, Игумнов. Лев Николаевич выразил желание послушать музыку, и Игумнов охотно согласился… После игры Лев Николаевич много говорил приятного Игумнову, хваля его игру, и развивал мысль, что в «искусстве важно, чтобы не сказать ничего лишнего, а только давать ряд сжатых впечатлений, и тогда сильное место (и в голосе Льва Николаевича дрогнула нотка) даст глубокое впечатление». И он начал рассказывать о картине, на которой нарисована опоздавшая собака, и по ее виду видно, как она бежала, как преодолевала все препятствия, прибежала — и поздно, хозяина не И опять голос Льва Николаевича дрогнул от волнения
18 февраля 1900 г.
Лев Николаевич спросил, знаю ли я «Сон Попова». Я начал припоминать
— «Сон Попова» Алексея Толстого не знаете? Это превосходно.
Он вынес из спальни несколько печатных листов.
— Это бесподобно. Нет, я не могу не прочитать вам этого.
И Лев Николаевич начал мастерски читать «Сон Попова», пуская сквозь усы юмористические нотки и делает с увлечением вставки, что «Сон Попова» он ставит гора; до выше всех «Федоров Иоанновичей» и пр.
Читал Лев Николаевич с большим мастерством, вызывая иногда взрывы смеха…

Pages: 1 2 3

Комментарии запрещены.

Используйте поиск