Столовая

Столовая

Из передней открываются белые двустворчатые двери в большую светлую комнату с широким итальянским окном, выходящим в сад. Стены оклеены темно-желтыми обоями — под дуб, с коричневыми панелями— под мореный дуб. На правой от входа стене висит портрет Марии Львовны, написанный ее старшей сестрой Татьяной, а рядом — небольшая семейная фотография. Посреди комнаты стоит длинный раздвижной ореховый стол с резными ножками, покрытый белой скатертью. Здесь семья Толстых собиралась к завтраку, обеду и вечернему «малому чаю», то есть к чаю без гостей. Завтракали Толстые около часа дня, обедали в шесть, к вечернему чаю собирались к девяти.

Стол сервирован к обеду на 12 персон. Вокруг стола и около стен — венские стулья. Хозяйка дома Софья Андреевна сидела во главе стола, спиной к окну. Напротив нее — старший сын Сергей Львович, слева от нее — младший сын Ванечка, направо — младшая дочь Саша. Лев Николаевич обычно садился возле Ванечки, рядом с ним — дочери Татьяна и Мария, а напротив —сыновья Илья, Лев, Андрей, Михаил и Алексей. Впрочем, своей семьей садились за стол редко: всегда бывали гости.

На стене против двери до сих пор висят старинные швейцарские часы с кукушкой (они были куплены Софьей Андреевной в 1883 году).

Во время обеда перед Софьей Андреевной ставилась «миска с мясным супом, а с левой стороны стопа глубоких тарелок. Она стоя разливала суп в тарелки, а лакей разносил и ставил их перед сидевшими за столом на мелкие тарелки, которые были расставлены раньше». Вина к семейному столу не подавали, но всегда стоял графин с водой и стеклянный кувшин с домашним квасом.

С 80-х годов Толстой стал вегетарианцем, и для него готовили особые блюда — каши (особенно часто овсяную), винегреты, кисели, компоты и т. д.

За столом всегда было оживленно, непринужденность чувствовалась в поведении каждого. «Я так ясно вижу его (Толстого.— А. О.) перед собой,— пишет одна из посетительниц хамовнического дома, критик Л. Я- Гуревич,— когда он сидит за длинным обеденным столом, жует хлеб уже беззубым ртом, рассказывает что-нибудь и смеется… Когда все бывали в сборе, за обедом бывало весело и шумно. Шутили, дразнили друг друга, играли в почту. Подростки хохотали во все горло, до крика… Иногда тут же начинался какой-нибудь серьезный спор».

Частыми гостями у Толстых были родные — Берсы, Кузминские, Философовы, Рачинские, Сухотины, Оболенские, Глебовы, Нагорновы, Колокольцевы, а также знакомые и друзья — Н. Н. Ге, А. А. Фет, М. М. Ковалевский, И. Е. Репин, Д. В. Григорович, А. П. Чехов, Л. И. Микулич-Веселитская, В. С. Соловьев.

После обеда столовая поступала в распоряжение буфетчика И. И. Шибанова, который отодвигал от стола венские буковые стулья и расставлял их по стенам, мыл посуду и серебро и складывал все в ореховый буфет, который и сейчас стоит на своем прежнем месте.

В буфете среди прочей посуды хранился белый эмалированный кофейник, в котором по утрам готовили ячменный кофе для Льва Николаевича. Рано утром, когда в доме все еще спали, Толстой брал этот кофейник вместе со стаканом и калачом и поднимался к себе в кабинет.
Иногда Толстой просматривал в столовой почту, которую обычно клали на обеденный стол рядом с его тарелкой. На этажерке, слева от окна, лежат газеты, которые получал Лев Николаевич. В углу справа от окна — низкое ореховое кресло с мягким сиденьем. Такие же кресла и в кабинете писателя. В плетеных корзинах у окна стояли горшки с цветами и зеленью.

В столовой скульптор П. П. Трубецкой лепил бюст Льва Николаевича (сохранилась фотография, запечатлевшая работу над бюстом), а художник Н. Н. Ге писал портрет Софьи Андреевны. Сперва Н. Н. Ге написал Софью Андреевну в богатом бархатном платье, но, окончив портрет, остался им недоволен. «Надо написать женщину, мать. А это ни на что не похоже,— сказал художник, как вспоминает об этом Татьяна Львовна.—Таким образом, портрет этот был уничтожен, и только через несколько лет написан другой. На нем моя мать изображена стоя в черной накидке, с моей младшей сестрой Сашей на руках» . Портрет этот Толстые увезли в Ясную Поляну, а бюст Льва Николаевича и по сей день находится в комнате Татьяны Львовны.

Кроме двери, через которую посетитель входит из передней, в столовой есть еще три двери: в коридор, спальную и угловую комнату.

Комментарии запрещены.

Используйте поиск