Комната Марии Львовны. Комнаты экономки, портнихи, камердинера.

Комната Марии Львовны

После пестроты гостиных особенно заметна простота и скромность комнаты Марии Львовны. Несмотря па молодость, Мария Львовна поняла, что значил для Толстого духовный перелом.

«Первый человек из всей семьи, в то время близко подошедший к отцу, была моя покойная сестра Маша,— пишет в своих воспоминаниях. И. Л. Толстой.— В 1885 году ей было 15 лет. Она была худенькая, довольно высокая и гибкая блондинка, фигурой напоминавшая мою мать, а по лицу скорее похожая на отца, с теми же ясно очерченными скулами и светло-голубыми глубоко сидящими глазами.

Тихая и скромная по природе, она всегда производила впечатление как будто немножко загнанной. Она сердцем почувствовала одиночество отца, и она первая из всех нас отшатнулась от общества своих сверстников и незаметно, но твердо и определенно, перешла на его сторону. Вечная заступница за всех обиженных и несчастных, Маша всей душой ушла в интересы деревенских бедняков и, где могла, помогала своими слабыми физическими силенками и, главное, своим большим отзывчивым сердцем».

Толстой высоко ценил душевное участие дочери. Он не раз говорил, что «очень любит ее» и что у него «большая нежность к ней».

Мария Львовна была очень проста, нетребовательна и всегда кому-нибудь в чем-нибудь помогала. Много сил отдала она делу помощи голодающим крестьянам Рязанской губернии. По словам В. В. Стасова, «о подвигах Марии Львовны во время голода 1891—1893 гг. столько было писано в русских и иностранных, даже американских газетах и журналах».

Живя в Ясной Поляне, Мария Львовна работала в поле с крестьянами, оказывала им медицинскую помощь, преподавала в школе для крестьянских детей (а когда школа была закрыта, продолжала заниматься с детьми дома). В Москве она практиковала в 1-й Градской больнице. В ее комнате на этажерке всегда было много лекарств, распространявших запах, так раздражавший Софью Андреевну. Мария Львовна мечтала быть врачом, но законченного медицинского образования получить не могла.

Она много времени отдавала отцу, помогала ему вести обширную корреспонденцию (Толстой получал в день до 40 писем), переписывала рукописи, переводила с французского на русский.

Работала Мария Львовна обычно за небольшим письменным столом орехового дерева, крытым зеленым сукном. Этот стол и сейчас стоит в комнате у окна. На нем — папка для рукописей Толстого, французские книги, которые Мария Львовна переводила под руководством Льва Николаевича. Книги и брошюры лежат также на овальном столе, покрытом белой суконной салфеткой с вышитыми автографами Толстого. Над письменным столом — деревянная полочка для книг. Простая железная кровать Марии Львовны покрыта шерстяным вязаным одеялом работы Софьи Андреевны.

Комнату украшают только несколько фотографий: портрет Льва Николаевича, портрет Марьи Львовны, репродукции с картин «Тайная вечеря» Н. Н. Ге и «Христос в пустыне» И. Н. Крамского.

В комнату Марии Львовны светские гости обычно не заходили, она тоже с неохотой выходила к ним в зал. Однако в компании молодежи она любила петь и сама аккомпанировала себе на гитаре.

«Гости Марии Львовны были простые и на больших вечерах у Толстых не бывали: она больше с ними у себя в комнате разговаривала».

- Иногда, как свидетельствует литератор Н. Н. Иванов, в комнате Марии Львовны принимал своих посетителей Толстой.
Мария Львовна умерла в 1906 году от воспаления легких, на руках отца. «Лев Николаевич спокойно и сдержанно переносил свое горе, но в Марии Львовне он потерял, конечно, очень много. Никто из детей не мог заменить ему ее. Когда доктор… пришел сказать ему, что она безнадежна, он сказал: «Ведь она была мне другом».

Комната экономки и портнихи

В комнате с окнами во двор жила экономка Авдотья Васильевна Попова. Она служила у Толстых более тридцати лет и была очень любима всей семьей.
Экономка ведала столовым и постельным бельем, кладовками с вареньями и соленьями и вообще всей провизией. Кроме того, на ее обязанности лежала уборка спальной Софьи Андреевны и Льва Николаевича.

С 1882 по 1897 год вместе с экономкой в ее комнате жила домашняя портниха Татьяна Васильевна, а затем сменившая ее Мария Кирилловна Кузнецова. ‘В обязанность портнихи входили шитье и починка белья, а также уборка комнат дочерей.

Комната камердинера

До 1893 года здесь жил камердинер Михаил Фомич Крюков. Затем его сменил Илья Васильевич Сидор-ков. Его обязанности были очень разнообразны. Ему доверялся присмотр за бельем Льва Николаевича и уборка его комнат во время болезни хозяина. (Копа Толстой был здоров, он ‘убирал своп комнаты сам ) Лев Николаевич очень любил скромного, тихого Илью Васильевича, и не раз дарил ему свои фотографии с трогательными надписями.

Комментарии запрещены.

Используйте поиск