Большая и малая гостиные. Коридор верхнего этажа.

Большая гостиная

Примыкающая к залу комната с двумя окнами в сад служила гостиной Софье Андреевне. Здесь все ярко, богато, даже несколько претенциозно — столики, кресла, сервант и другая мебель черного дерева, гардины, портьеры, мебель с обивкой красного цвета, во всю комнату пестрый ковер. На стенах — копии с портретов Льва Николаевича и Марии Львовны работы Н. Н. Ге, Татьяны Львовны — И. Е. Репина, Софьи Андреевны — В. А. Серова. Все эти портреты написаны в московском доме, а портрет Татьяны Львовны — здесь, в гостиной.

Портреты Марии Львовны и Софьи Андреевны копировал художник Г. А. Захаров, портрет Татьяны Львовны — художница Ю. И. Игумнова, портрет Льва Николаевича — художник П. И. Нерадовский. Работу П. И. Нерадовского поправил сам Н. Н. Ге.

Подлинники Толстые увезли в Ясную Поляну, где они еще при жизни Льва Николаевича украшали стены столовой. Там же они находятся и теперь, за исключением портрета Льва Николаевича, который экспонируется в Государственной Третьяковской галерее.
Богатое убранство гостиной дополняют три картины XVII века — портреты «Голландец» и «Голландка» неизвестного художника и натюрморт, приписываемый художнику Дегеему, а также три яснополянских пейзажа (один — неизвестного художника, а два других— копии Софьи Андреевны с. работ художника И. П. Похитонова).

Гостиная, или, как ее называла Софья Андреевна, красная гостиная, была ее любимой комнатой. Сидя у окна за своим небольшим письменным столом, Софья Андреевна занималась хозяйственными делами, переписывала произведения Толстого, правила корректуры его сочинений, одновременно наблюдая за тем, чтобы никто не прошел без разрешения Льва Николаевича в его кабинет и не помешал ему работать. Здесь же она принимала близких друзей.

Иногда, если «темные» гости Льва Николаевича задерживались в зале, все светские знакомые Софьи Андреевны после чая – переходили в большую гостиную, чтобы не стеснять их. «Нас пригласили к чаю,— вспоминает литератор Ф. Ф. Тищенко.— Входим за Львом Николаевичем в зал, в другом конце коридора. Здесь у графини Софьи Андреевны уже были свои гости. Она сидела за длинным столом, на котором кипел большой самовар. Возле нее дамы. При нашем появлении они вслед за графиней с чашками чаю в руках вышли в гостиную рядом с залом. У самовара осталась Татьяна Львовна, старшая дочь Льва Николаевича. Она налила стакан чаю и подала отцу. Затем, обращаясь к присутствующим, сказала: «Господа, наливайте, пейте» — и ушла».

Принимали в гостиной и общих гостей Толстых, таких, как А. А. Фет с женой, А. Ф. Кони,. А. А. Толстая, однако Лев Николаевич выходил в эту комнату, которую он как-то назвал «скучной гостиной», нечасто. Иногда, впрочем, он принимал здесь участие в карточной игре в кругу друзей или слушал чье-нибудь чтение.

В. И. Немирович-Данченко вспоминает, что, придя к Толстым впервые, он застал всю семью в гостиной. Мария Львовна читала «Былое и думы» Герцена, остальные слушали. Прервав чтение, Толстой вышел в кабинет побеседовать с пришедшим гостем о делах. Вернувшись в гостиную, он попросил продолжить чтение.

Однажды Толстой читал в гостиной свою повесть «Холстомер». Чтение так увлекло его самого, что ему захотелось прочитать еще и отрывки из повести «Смерть Ивана Ильича». «Не знаю уже,— вспоминает об этом случае А. К. Черткова,—мало ли, долго ли он читал, но вдруг он оборвал чтение, видимо устав и как будто сам взволнованный прочитанным. (Местами голос его слегка дрожал и понижался.) Когда он поднял глаза, мне показалось, что веки его были красны».

В последние свои приезды в Москву — 3 и 18 сентября 1909 года — Толстой в этой гостиной ночевал. Спал он на большой мягкой тахте, покрытой черным сукном с разноцветной узорчатой вышивкой. Эта тахта и сейчас стоит слева от двери из гостиной в малую гостиную.

Малая гостиная

Назначение этой комнаты несколько раз менялось. С 1882 по 1888 год здесь была спальная Льва Николаевича и Софьи Андреевны. В 1888 году в этой комнате родился их младший сын Ваня.

Когда спальная Толстых была перенесена вниз, в малой гостиной на пестрой красной оттоманке ночевала Татьяна Львовна. Днем комната превращалась в гостиную или мастерскую художницы. Комната очень светлая, и Татьяна Львовна любила здесь заниматься живописью и рисованием.
По свидетельству современников, в малой гостиной всегда лежала бумага для рисования и рисунки. В углу на круглом столике — гипсовая голова Лаокоона, служившая Татьяне Львовне моделью. На стенах — несколько портретов работы Татьяны Львовны: «Мужчина с гитарой» (масло), «Деревенская девушка» (масло), «Девушка в красном» (масло). В комнате много альбомов с репродукциями картин русских и иностранных художников.

Во второй половине 90-х годов в комнате не раз останавливались приезжавшие в Москву родственники Толстых — Сергей Львович, Лев Львович и Андрей Львович с женами, Мария Львовна с мужем Н. Л. Оболенским и другие. В течение нескольких месяцев Н. Л. Оболенский жил в этой комнате и раньше, в 1896 году, когда он был женихом Марии Львовны и в качестве студента юридического факультета Московского университета готовился здесь к экзаменам.

Когда комнату занимали приезжие, дверь в большую гостиную наглухо закрывалась, и в нее можно было попасть только через коридор по маленькой крутой лестнице.

Коридор верхнего этажа

В этот узкий коридор, который тянется от зала через весь дом, выходит девять дверей. Почти всегда они были закрыты, и так как коридор не освещался ни одним окном, в нем всегда царил полумрак, и, по меткому слову Н. Н. Ге, его называли «катакомбами». Вечером здесь горела маленькая керосиновая лампа, висевшая на стене справа от входа в рабочую комнату Толстого.

Ранним зимним утром в «катакомбах» можно было встретить Льва Николаевича. Он топил печку не только в своей комнате, но иногда и в этом коридоре у лесенки в зал.
Правую стену коридора занимают три высоких глухих стенных шкафа. В одном шкафу всегда лежал запас дров для печей верхнего этажа, в другом хранились платья Софьи Андреевны и дочерей. Сюда же убирали на день постельное белье с оттоманки Татьяны Львовны, а когда было много гостей, переносили шубы из передней. Из третьего шкафа по крутой узкой лесенке можно было попасть на чердак.

С левой стороны коридора — три двери: в комнату Марии Львовны, в комнатки экономки и камердинера.

Комментарии запрещены.

Используйте поиск