Архив рубрики «Толстой, взгляд из 70-х годов XX века»

“Мир” в “Войне и мире” Льва Толстого (часть 2)

Однако масонское воспитание не проходит даром; оно наделяет Пьера идеей благоустроенного миропорядка, которого он не видел, когда запутывался «в миру». В речи Пьера перед князем Андреем при их свидании в Богучарове появляется слово «мир» в противоположном значении: «Па земле, именно па этой земле (Пьер указал в поле) нет правды — все ложь и зло; но в мире, во всем мире есть царство правды, и мы теперь дети земли, а вечно дети всего мира» (10, 116).

В мире Пьера — совсем не то, что в миру. Так как универсальное Прочитать остальную часть записи »

“Мир” в “Войне и мире” Льва Толстого (часть 1)

Летописец у Пушкина, перечисляя темы своих «правдивых сказаний», самой первой и самой общей из них называет войну и мир:

Описывай, не мудрствуя лукаво,
Все то, чему свидетель в жизни будешь:
Войну и мир, управу государей,
Угодников святые чудеса…

В словах трагедии Пушкина как будто скрывалось заглавие будущей книги Толстого.
«Война и мир» у Толстого звучит Прочитать остальную часть записи »

Из художественного опыта Л.Н.Толстого (часть 2)

Выше шла речь о толстовском универсализме в разработке тех или иных аспектов художественного видения. Остановимся конкретнее на одном из них, казалось бы далеко не основном, и проследим присущее и этому аспекту качество всеохватности. Речь пойдет о модификации автобиографического начала, о детском сознании.
Ромен Роллан сказал об изумляющем в Толстом «соприкосновении с силами земли», позволяющем создать поистине художественный космос. У самого Толстого есть поразительная фраза, как бы перекликающаяся со словами Роллана,— он говорит о «земной стихийной энергии» (62, 410—411). Но сказанное загадочным образом соотносится тут же со словами об «энергии заблуждения». Толстому, для того чтобы начать новое свое творение, «недостает толчка веры в себя, в важность дела, недостает энергии заблуждения». Не энергии истины или хотя бы неведения, но заблуждения, Прочитать остальную часть записи »

Из художественного опыта Л.Н.Толстого (часть 1)

«Война и мир» Толстого строится на эпически широком историческом материале, на осмыслении войны и мира, движущих сил истории и судеб отдельных личностей. В ходе осуществления своего замысла писатель вводит обширные публицистические, историко-военные и философские разделы, воспринимавшиеся критиками как чужеродный традиционному романному содержанию материал
Совмещение несовместимых во многом стихий семейственности, личностного и частного с грандиозными историческими событиями народной жизни и вызвало к жизни совершенно особый художественный мир Толстого. В этом мире нет «принципиального различия между историческим и неисторическим сюжетом». Об этом прежде всего свидетельствует сформулированный самим писателем императив: «захватить все». Причем в этом всестороннем и широком охвате находит выражение и «строгое повествование истины», и утверждение подлинного единения людей в мире, в счастье, в истине. Другими словами, Прочитать остальную часть записи »

Во всем богатстве

Современное представление о той или иной стороне наследия Толстого, предполагая охват и оценку всей «совокупности его взглядов, взятых как целое», требует ясного понимания взаимосвязи и взаимозависимости противоречивых, а подчас и полярных моментов, свойственных этому великому наследию, и, во-вторых, осознания неких его доминант, определяющих тенденцию его сегодняшнего живого возобновления и приумножения в той, по ленинскому слову, работе, какую ведут над ним для себя новые и новые поколения толстовских читателей, в особенности тех, чьим реальным достоянием сделала Толстого социалистическая революция.

Снова и снова обращаясь к ленинским статьям и высказываниям о Толстом как к ориентиру и высокому образцу подобной работы, стоит сегодня особо подчеркнуть в них — именно как исходное — единонаправленность задачи объективно верного и всестороннего постижения «всего Толстого» и интересов Прочитать остальную часть записи »

Используйте поиск