Архив рубрики «Письма деятелей литературы и искусства к Л.Н.Толстому»

Телеграмма Льву Толстому от К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко

Москва, 21 февраля 1900 г.

Во время последней дружеской беседы тружеников художественного Общедоступного театра по окончании сезона мы не могли не вспомнить лучшие вечера нашего существования, те вечера, когда театр был осчастливлен присутствием величайшего мирового писателя.

От лица всех артистов шлем Вам привет от всего сердца.

Немирович - Данченко, Алексеев.

 

Пояснения к Телеграмме

Взаимоотношения Толстого с Московским Художественным театром были тесны и продолжительны.

Весною 1893 г. театр впервые в Москве поставил с исключительным успехом написанные в 1890 г. „Плоды просвещения”, а вскоре, во время гастрольной поездки труппы в Тулу, произошло и личное ее .первое знакомство с Толстым” в доме его друга и местного театрала В. Н. Давыдова. Тут же, по инициативе Толстого, возник разговор о постановке этим театром .Власти тьмы*, в то время еще находившем­ся под запретом. В процессе беседы автор особенно заинтересовался высказанным актерами пожеланием об объединении двух вариантов известного четвертого акта этой пьесы.

Около десятилетия спустя Толстой, неудовлетворенный постановками «Власти тьмы» в других театрах и „самой пьесой”, пригласил к себе К. С. Станиславского и обратился к нему: .Напомните мне, как вы хотели переделать 4-й акт. Я вам напишу, а вы сыграете”. В сезоне 1902—1903 гг. и эта пьеса Толстого была поставлена в театре.

Наконец, 11 октября 1900 г. В. И. Немирович-Данченко отправился в Ясную Поляну для переговоров о предоставлении театру новой пьесы „Живой труп’. Впервые эта драма пошла также именно в этом театре, однако, уже около года спустя после смерти автора.

Не только великие основатели художественного театра неоднократно бывали у Толстого в Москве и Ясной Поляне, но известно и посещение им самим квартиры Вл. И. Немировича-Данченко. Бывал Толстой и на спектаклях в Художественном театре. Так, 24 января 1900 г. он посетил представление чеховской пьесы „Дядя Ваня”, а 16 февраля того же года присутствовал на постановке пьесы Г. Гауптмана „Одинокие”.

Для коллектива Художественного театра эти посещения великого писателя, разумеется, являлись необычайными событиями: „Во время спектакля Дяди Вани мы исподтишка не спускали с него глаз”,— вспоминал потом Вл. И. Немирович-Данченко.

Именно к этому времени и относится публикуемая выше телеграмма. Ее подлинник хранится в рукописном отделе Государственного музея Л. Н. Толстого.

С. Брейтбург, Вал. Булгаков.

Письмо П. Д. Боборыкина Льву Толстому

 

27 июля 1889.                  Гельсингфорс.

Обращаюсь к Вам, Лев Николаевич, как заведующий’ репертуаром в театре г-жи Горевой. Не поделитесь-ли Вы с нами новой пьесой, которую — по слухам — написали еще прошлой зимой? Был-бы особенно рад начать мою деятель­ность руководителя сцены с Вашего произведения. Если-же слух—неверный (быть-может, вещь эта только—в проекте),—

Вы не откажетесь сообщить мне: думаете ли Ни работать над ней и, при личном свидании, н Москве, позволите побе­седовать на эту тему? Я возвращаюсь в Москву к 16 авгу­ста, и уже приступаю к делу.

Поручаю себя Вашей доброй памяти.

П. Боборыкин

Мой московский адрес: Лоскутная Гостиница, Пишу карандашом, по приказанию окулистов: уже пол­тора года, как меня посетила болезнь правого глаза.

ПОЯСНЕНИЯ К ПИСЬМУ

Переписка между Л. Н. Толстым и писателем П. Д. Боборыкина возникла еще в 60-е годы.   Будучи тогда некоторое время издателем журнала   „Библиотека  для   чтения”,   Боборыкин   дважды  обращался к Толстому с просьбой о сотрудничестве, но последний не имел возможности удовлетворить ее.

Но плодовитый беллетрист, Боборыкин тяготел и к сценическому искусству во всех его областях. «Хотя он был прежде всего романист, но отдавал театру большое количество времени», указывал Вл. И. Немирович-Данченко. Свою литературную деятельность Боборыкин начал именно драматическим произведением (1858 г.) и был автором еще
около 20 пьес, которые в свое время ставились в московских и петербургских театрах. Боборыкин был известен и как теоретик актерского мастерства, выступал  в  качестве  преподавателя   театральной школы, лектора-популяризатора но данным вопросам, издал книгу .Театральное искусство”. Им было написано немало статей о русских и иностранных драматургах и актерах, а также огромное количество рецензий на спектакли и отзывов о пьесах. Он работал и непосредствен­но в театре. В частности, Боборыкин в конце 80-х годов был пригла­шен в качестве заведующего литературно-репертуарной частью в мо­сковский театр Е. Н. Горевой, довольно известной провинциальной актрисы. Именно в связи с этим он и обратился к Толстому с письмом, печатаемым выше (подлинник в рукописном отделе Государств, музея Л. Н. Толстого). Упоминаемая в нем пьеса—„Плоды просвещения”. Ответ Толстого неизвестен. Обращение Боборыкина вообще осталось беспредметным, так как он, по принципиальным соображениям, вскоре поссорился с владелицей театра и отказался от работы в нем.

С. Бреатбург.

Письмо А. А. Фета – Льву Толстому

Московско-Курской ж. д.

станция                                                     27 мая.

Будановка

Дорогой Граф!

Не имея Вашего дара быть ясным в немногих словах, прошу извинить неизбежные для меня долготы. Шопенг[ауэр]
прекрасно обазвал человеческую душу с ее борьбой между бессознательной, непосредственной волей и другим посредствующим проводником    ………………………..

ко мне со словами: „на вас сердиться нельзя”. Чтоже изменилось в эти 20 лет? Не могу судить о Вашей перемене,
что касается до меня, то я только все время сторался привести к сознанию ту слепую волю, которой руководился
всю жизнь и нойти его т. сказ, разумное опровдание. И этом, к душевному моему………………………………..

даже при самых интимных отношениях.

Чтоже произошло вне этих границ, об этом судить не могу; но факт налицо:  Ваши редкие письма и окончательное молчание, на сборы мои  в Ясную Поляну,  нетребуют толкований. Даже в настоящем я предоставил бы времени разгадку неизвестного. Но вежливость, сожая меня между двумя стульями, этого не дазволяет. Мне нужно пописать, выеховшему в настоящее время из Питера, Страхову не­сколько слов… [по] адресу в Ясную [Поляну]-—Писать тому, кто [не же]лает читать,—невежливо. [Пи]сать в дом того, кому постоянно писал, ненописавшему самому,- не вежливо; ибо ровняется в переводе на общежительный язык [с]ловам: а к тебе писать не хочу. Прочитать остальную часть записи »

Переписка Л.Н.Толстого

При издании эпистолярного наследия деятелей культуры необходимо от односторонней публикации их писем перей­ти к изданию переписки в полном смысле этого слова — вместе с ответными письмами их корреспондентов.

В свое время Н. Г. Чернышевский, высоко оценив опуб­ликование писем Н. В. Гоголя в вышедшем тогда собрании его сочинений, вместе с тем, однако, сетовал на то, что они „во многих случаях остаются еще непонятными… от­части потому, что ответы его друзей, долженствующие служить необходимым дополнением к его собственным письмам, остаются… ненапечатанными”.

Подобную же неудовлетворенность около полувека тому назад выразил один из литературных критиков и в отношении писем Л. Н. Толстого в связи с выходом в свет первого сборника их: „Приходится пожалеть, что знаешь только ответы Л. Н. и не знаешь писем, на которые он отвечает. Эти письма были бы существенны в качестве допол­нительных документов к биографии Толстого”. Прочитать остальную часть записи »

Используйте поиск