Архив рубрики «Л.Н.Толстой в воспоминаниях современников»

В. Г. МАЛАХИЕВА-МИРОВИЧ В ЯСНОЙ ПОЛЯНЕ

В первый час нашей беседы светскость почти не покидала его, глаза почти все время были завешены голубоватой дымкой, отчуждающей властно и спокойно, без обиды для гостя, потому что голос его все время звучал мягко и заинтересованно.
И только когда он дал мне для прочтения вслух письма солдат и я неожиданно для него подняла на него глаза, я встретила уже не светский, а пытливый, строгий взгляд судьи и учителя жизни. В первый час он говорил о своем понимании религии — это было совсем как в его книге, теми же выражениями. Говорил о тех силах, какие заложены в народе; о пробуждении религиозного сознания; о том, что интеллигенция никуда не годится, раз она дошла до такой мерзости, как декадентство; сурово советовал (все с тем же холодным взором) не читать книг, кроме евангелия, «Вед», Конфуция, Лао Тзе.
— Это как если бы вы шли пешком и по вашему пути ехал автомобиль и подвез бы вас. А читать Джемсов разных — это или на одном месте топтаться, или еще хуже, от своего пути в сторону на тысячу верст скакать.
В книге Джемса его заинтересовала выдержка из «Вед». Но книга была не разрезана, и мы не могли найти этой выдержки. Прочитать остальную часть записи »

АКСИНЬЯ ШУРАЕВА ВОСПОМИНАНИЯ О Л.Н.ТОЛСТОМ

Было это в прошлом 1909 году. 23 октября у нас в Ясной Поляне было назначено везти новобранцев в наш уездный город Крапивну. Пять человек было объявлено гожими, и сельский староста повестил, чтобы 23 октября в десять часов утра выезжали из деревни новобранцы.
Я вышла посмотреть, как пойдут новобранцы и как будут голосить их матери, жены, сестры, и увидала Льва Николаевича; он шел с новобранцами. Сo всей деревни собиралась толпа народу, чтобы проводить их. Новобранцы заходили в дома друг к другу, чтобы с горя выпить, и Лев Николаевич заходил с ними.
Увидавши толпу, я пошла следом за ней. Вошли мы в избу Василия Михеева. Все сели за стол, стали петь песни и играть в гармонию. Лев Николаевич сел около печи, чтобы никому не мешать. Одет он был в чуйку и подпоясан кушаком. В это время сноха Василия Михеева, не знавшая графа, так как она была только что взята из другой деревни, дернула за рукав графа и дерзко окликнула его: «Чего ты тут сидишь! Нельзя от тебя чулки в печурке взять!» Добродушный наш старичок, Лев Николаевич, встал, тихо извинился и пошел дальше за новобранцами, не спуская с них глаз. Прочитать остальную часть записи »

А. П. СЕРГЕЕНКО Проводы Льва Толстого (часть 1)

Толпа провожает Льва Толстого 19 сентября 1909 г. из Москвы в Ясную Поляну

Проводы Л.Н. Толстого из Москвы в Ясную Поляну 19 сентября 1909 г.

Девятнадцатого сентября 1909 года Лев Николаевич уезжал от Черткова через Москву в Ясную Поляну.
На Курский вокзал поехали в открытом четырехместном ландо: Лев Николаевич, Софья Андреевна и Чертков. Остальные, в том числе и я, сзади на извозчичьих пролетках.
Когда мы подъехали к площади Курского вокзала, то увидели, что она была вся запружена народом,— по крайней мере тысяч в десять, а может быть, и в пятнадцать, в двадцать. Что за народ? Что случилось? Оказалось, что в утренних газетах было напечатано, что Толстой вчера приехал в Москву и сегодня в двенадцать часов дня выезжает в Ясную Поляну. Собрались его провожать. Лев Николаевич перед этим восемь лет не жил в Москве, и московская публика не привыкла его видеть.
Экипажи были еще в начале площади, когда раздался восторженный рев толпы.
Экипажи остановились. В толпе все как один обнажили головы. Лев Николаевич вышел из ландо. Толпа задвигалась, зашумела, как взыгравшееся море. Воздух огласился криками:
— Льву Николаевичу ура! Слава Толстому! Да здравствует великий борец! Ура-а-а!
Публика была разнообразная, но больше — молодежь, главным образом студенты в их синих фуражках с зелеными околышами. Все стремились к месту, где находился Лев Николаевич, теснили друг друга, напирали, нажимали, раздался крик: Прочитать остальную часть записи »

И. К. ПАРХОМЕНКО ТРИ ДНЯ У ТОСТОГО

После первых обычных слов приветствий Лев Николаевич заговорил со мной о моей галерее и поинтересовался, кто уже написан. Я перечислил, кого помнил, приблизительно около пятнадцати — двадцати имен, причем Лев Николаевич о некоторых спрашивал, что они пишут и в каком духе.
— И сколько их у вас теперь?
— Всех у меня теперь около тридцати,— сообщил я.
— А сколько войдет еще?
— Еще, вероятно, человек шестьдесят — семьдесят.
— А Короленко у вас будет? — спросил вдруг Лев Николаевич с особенной живостью.
— Да, конечно.
— Он нужен. Это хороший писатель. Его непременно напишите. Его и Куприна. Жаль вот, что Чехова не успели написать… Прочитать остальную часть записи »

И. И. МЕЧНИКОВ ДЕНЬ У ТОЛСТОГО В ЯСНОЙ ПОЛЯНЕ

Л.Н. Толстой и И.И. Мечников в Ясной Поляне

Л.Н. Толстой и И.И. Мечников в Ясной Поляне Фотография 1909 г.

…Весной 1909 года мы с женой ранним утром приехали в Ясную Поляну. Войдя в переднюю старого и довольно обветшалого помещичьего дома, я увидел сходящего с лестницы Льва Николаевича в белой подпоясанной блузе. Он пристально посмотрел на меня своими проницательными светлыми глазами и прежде всего сказал, что находит меня мало похожим на виденные им мои изображения. После нескольких слов приветствия он оставил нас со своими детьми и, по обыкновению, ушел работать к себе наверх. Вернулся он к завтраку в приветливом настроении и весело говорил на разные темы. Ел он кушанья отдельные, приготовленные для него: яйцо, молоко и растительную пищу. В конце завтрака он выпил немного белого вина с водою.
За столом Толстой намеренно не возбуждал разговора на интересные общие темы, так как хотел это сделать с глазу на глаз. Прочитать остальную часть записи »

Н. Н. ГУСЕВ ДВА ГОДА С Л.Н.ТОЛСТЫМ ОТРЫВОЧНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ О ТОЛСТОМ

Как-то, кажется в конце 1908 года, вечером зашел разговор о современной поэзии. Я прочел из только что полученной книжки какого-то журнала декадентские стихи. По своему легкомыслию, я громко смеялся, читая эту нелепость. Но Лев Николаевич не смеялся. Он грустно смотрел на меня. Ему было больно такое надругательство над словом и поругание литературы.
***
Как-то, кажется еще тогда, когда я не жил в Ясной Поляне, летом 1907 года, Лев Николаевич, подойдя ко мне, пощупал мои мускулы и сказал:
— Плохие мускулы!..
В тоне, каким он произнес эти слова, слышалось и сострадание, и упрек мне, жалкому горожанину-интеллигенту, и молчаливое наставление о том, чтобы я не пренебрегал развитием телесной силы. Прочитать остальную часть записи »

Используйте поиск